Самаркандский саммит усилил влияние Москвы в Азии


Фото из открытых источников
Саммит ШОС с участием Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина показал: попытки «отменить» Россию на международной арене потерпели фиаско. Более того, нашу страну в регионе начинают все больше воспринимать как «свою», азиатскую державу, тогда как раньше считали ее скорее «европейской». По мнению экспертов, саммит закрепляет разворот России на Восток. Чего России удалось добиться в первый день самаркандского форума?
 
Самое важное, общее заседание лидеров стран ШОС, съехавшихся в Самарканд, намечено на пятницу, но четверг – первый день саммита этой организации, представляющей половину жителей Земли, – тоже оказался насыщенным. Особое внимание привлекла встреча лидеров России и Китая Владимира Путина и Си Цзиньпина. Она стала уже второй в этом году, однако первой после начала украинского конфликта.
 
В ШОС входят страны с разными цивилизационно-культурными традициями и моделями национального развития, напомнил Путин. Но «принципы равноправия и взаимной выгоды, уважения суверенитета друг друга», принятые в ШОС, позволили за небольшой по историческим меркам срок превратить ее в «действенный механизм многостороннего сотрудничества», отметил президент. По итогам года можно ожидать рекордного товарооборота между двумя странами, констатировал российский лидер. Ранее Москва и Пекин ставили себе задачу довести этот показатель до 200 млрд долларов – и эта цель вскоре будет достигнута.
 
Путин также поблагодарил председателя КНР за «сбалансированную позицию» по ситуации вокруг Украины. «Попытки создания однополярного мира приобрели в последнее время абсолютно уродливое очертание», – сказал Путин в беседе с китайским лидером, добавив, что такие попытки неприемлемы для подавляющего числа государств на планете.
 
Си Цзиньпин ответил, что мир стоит перед лицом «невиданных за всю историю колоссальных перемен». При этом «мы готовы с российскими коллегами показать пример ответственной мировой державы и сыграть руководящую роль, чтобы вывести столь быстро меняющийся мир на траекторию устойчивого и позитивного развития», цитирует его ТАСС. Лидер КНР также призвал Россию усилить координацию не только в рамках ШОС, но и других площадок – Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), БРИКС, а также вместе отстаивать интересы развивающихся стран.
 
В октябре пройдет XX съезд Коммунистической партии Китая – и в этой связи Путин пожелал Си «дальнейших успехов в осуществлении масштабного плана динамичного развития китайской нации». По завершении официальной трехсторонней встречи с лидером Монголии Путин и Си пообщались «на ногах». Причем два лидера не стали прибегать к антиковидным ограничениям: разговаривали на близком расстоянии, без масок.
 
Под конец первого дня саммита пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заверил, что ШОС не намерена становиться альтернативой западным военным и политическим организациям – это «дружба во имя чего-то, а не против кого-то». Впрочем, не успели Путин и Си пообщаться, как сам факт их беседы уже осудили в Вашингтоне. «Весь мир должен выступить против» действий России на Украине и сейчас «не время вести какие-либо дела с Путиным как обычно», сказал по поводу встречи в Самарканде Джон Кирби, координатор Совета нацбезопасности Белого дома по стратегическим коммуникациям. «Мы не считаем, что кто-то должен оставаться в стороне», – цитирует его РБК.
 
Ранее в четверг заместитель помощника директора Агентства США по международному развитию (USAID) Анджали Каур заявила, что целью Вашингтона в Центральной Азии должна быть «отстыковка» региона от экономики России, передает РИА «Новости». Она заявила, что ситуация на Украине и санкции против России, в частности, «сказались на торговых путях, финансовых системах, денежных переводах... от миллионов мигрантов, которые раньше жили в России».
 
Ранее в четверг представитель российского МИДа Мария Захарова отреагировала на заявление Каур. «Заветная мечта Вашингтона – разорвать все интеграционные связи на постсоветском пространстве. А в Евросоюзе им это уже вполне удается», – сказала Захарова по этому поводу газете ВЗГЛЯД.
 
План по «отстыковке» проваливается, как и вообще любые попытки «изолировать Россию» – это стало очевидно после первого дня саммита, считает директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов. «Члены ШОС, в том числе – Россия, запускают масштабные трансграничные проекты, а также обсуждают вопрос о расчетах в национальных валютах – по опыту работы российской и китайской систем. Судя по первому дню саммита, многие члены ШОС заинтересованы в этом», – сказал аналитик.
 
Однако нашей стране придется еще немало времени доказывать свою переориентацию на Азию, подчеркнул политолог. «Россия долгое время всеми воспринималась как государство, больше тяготеющее к Европе, а ШОС – это все-таки организация, нацеленная на Азию, а сейчас – на Ближний Восток. Еще одна европейская страна – Белоруссия – имеет в ней пока статус партнера по диалогу.
 
Теперь Россия постепенно меняет представление о себе как о стране «западного мира».
 
С каждым годом роль Москвы в решении азиатских дел возрастает, и встреча в Самарканде – еще один вклад в этот процесс», – детализировал собеседник. Маслов добавил: «Россия все более экономически интегрируется в Азию – речь идет о росте товарных и сырьевых потоков, но также речь идет и о политике, а точнее – о вопросах безопасности».
 
В целом для большей интеграции странам ШОС нужно налаживать возможность трансфера технологий, уверен эксперт. «Китай стал технологическим лидером, Индия идет с большим отставанием, организации нужно подтягивать другие страны. И тогда большая часть проблем ШОС будет решена», – отметил Маслов.
 
Среди заметных событий в четверг также стало подписание Ираном меморандума об обязательствах в Шанхайской организации сотрудничества, что открывает перед Тегераном путь в членство этой организации. По словам Путина, Россия очень рада присоединению Исламской Республики к ШОС. Помимо встречи с лидером КНР, Путин также встретился со своим иранским коллегой Эбрахимом Раиси. Речь, в частности, зашла о переговорах с Западом по поводу «ядерной сделки», подчеркнув, что Тегеран никогда не покинет первым переговорный стол, однако США, по его словам, недоговороспособны и «нарушают все обязательства».
 
«Вступление Ирана в ШОС не создаст в ней перекос в пользу мусульманских стран, – пояснил Маслов. – ШОС построена так, что организация уходит от акцентирования на особо острых проблемах. Поэтому в нее входят страны, которые недолюбливают друг друга, например – Индия и Пакистан. Внутри организации не будет создаваться никаких лагерей, ни одна страна не будет пользоваться членством для решения личных проблем без оглядки на интересы других».
 
Кроме того, заметил Маслов, в лице Ирана ШОС получает серьезную опору на Ближнем Востоке, которая в перспективе – при присоединении к организации Египта и Сирии – только укрепится. «Мы видим, наоборот, усиление влияния Китая – как одного из ведущих членов организации – в мусульманском мире. Это происходит, несмотря на уйгурский вопрос, который был предметом споров, в частности, Пекина и Анкары. Но Китай вложил очень большие средства в Синьцзян-Уйгурский автономный район, и поэтому не совсем понимает, за что его критиковали», – указал он.
 
Встреча Путина и Раиси прошла в доброжелательной атмосфере, что говорит о быстром улучшении наших отношений с Ираном, считают эксперты. «Об этом свидетельствует также быстрое увеличение нашего товарооборота. Укрепление партнерства Ирана и России становится ответом на санкционную политику Запада», – говорит Дмитрий Суслов, замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ, член клуба «Валдай».
 
Россию и Иран объединяет то, что обе страны находятся под ограничительными мерами США, при этом Иран подвергся американским санкциям уже несколько десятилетий назад, напомнил Суслов. «Пример успешного развития Исламской Республики вопреки карательным мерам Запада крайне важен. Особенно актуально развитие высокотехнологичного производства в Иране. Это так же сегодня на встрече отметил Путин», – напомнил собеседник.
 
«В свою очередь, вступление Ирана в ШОС позволит укрепить организацию как институциональную платформу большой Евразии, как самую репрезентативную на нашем материке международную организацию. Это поспособствует и развитию транспортного коридора «Север – Юг» к Индийскому океану, что очень важно прежде всего для экономического прогресса России», – добавил эксперт.
 
Источник