Создать аккаунт
Главная » Эксклюзив » Анатомия «перестройки»: Литва, 1991 год – подоплёка националистического мятежа
Эксклюзив

Анатомия «перестройки»: Литва, 1991 год – подоплёка националистического мятежа

0





В декабре этого года исполнится тридцатая годовщина развала одной из великих стран мира – СССР. Как и с чьей руки политиков «бацилла» национализма заразила прибалтийские республики СССР, территории которых были включены в состав ещё только создававшейся Российской империи при Петре Первом? На ком лежит вина за пролитую кровь 13 января 1991 года в Вильнюсе? Кто из прибалтийских руководителей и как именно был связан с западными кругами, задавшимися целью дезинтеграции СССР? Кто влиял на слабовольного президента СССР, мечтавшего сделать из своей страны колониальный придаток, полностью послушный США и Великобритании?


На эти вопросы нашему изданию отвечает полковник запаса Группы «Альфа» Михаил Васильевич Головатов.


-Расскажите, пожалуйста, о себе.


– Я – полковник КГБ СССР – ФСО РФ в отставке, проходил службу в Седьмом Главном Управлении КГБ СССР, в дальнейшем служил в Группе «А» этого же Управления. В 1992 году по состоянию здоровья уволился в запас.


– Как Вы считаете, когда же ряд республик нашей страны, особенно Прибалтийского региона, заразились бациллой национализма, и их руководство заговорило, с помощью Запада и в первую очередь США, о выходе из состава СССР?


– Если рассматривать Ваш вопрос с позиций по временному фактору продвижения ситуации, то она была связана с перестройкой, но это будет мое личное мнение. Я могу подтвердить его тем, что Группа «А» или Управление «А» (как его сегодня называют в ФСБ РФ), начала тушить пожар национализма ещё в Союзе Советских Социалистических Республик.


Начиналось это с азиатских и закавказских республик СССР, и продолжилось тушением этого пожара в прибалтийских республиках. Это началось где-то в 1986 году, продолжилось в 1989 и в 1991 году. И если говорить о тех событиях, которые происходили в СССР с 1986 по девяностые годы, то большая их часть была предательством. В Нагорном Карабахе наше подразделение «А» находилось около двух лет. Мы бывали в Душанбе, где проходили массовые беспорядки. И помимо этого, был ввод ограниченного контингента, который мы называем «резервистами», в Баку и в Тбилиси.


Из-за предательства до сих пор не решён вопрос по Юрию Мелю, который на сегодняшний день находится в тюрьме и должен отбыть десять лет наказания за события, происшедшие в 1991 году, а конкретно – за три холостых выстрела из танка около Вильнюсской телебашни. Человек отсидел семь лет и ему еще увеличили срок заключения на двадцать дней и добавили еще три года тюремного заключения. И ряду офицеров КГБ «прибалтийских» Управлений добавили от трех до четырех лет тюремного срока.


– Вы можете рассказать, как прозападные власти Литвы расправляются с теми офицерами КГБ своей страны, которые остались верны своей присяге, данной их Родине – СССР?


– Если говорить о правомерности судов над офицерами КГБ бывших прибалтийских республик СССР, то они все не выдерживают никакой критики. Но, если вернуться к тем событиям, которые назывались надуманной перестройкой, то с одной стороны она велась президентом СССР Горбачёвым, а все то, что ему в противовес устраивал Б. Ельцин, шло не на пользу СССР и Российской Федерации.


–Что вы имеете в виду? И если можно, приведите примеры того, что и где в прибалтийских республиках, которые пришлось Вам и Вашей группе посещать в 1991 году, при Вашем непосредственном участии происходило…




– Если мы, сотрудники разных подразделений КГБ СССР, и в том числе Группа «Альфа», защищая конституционный строй, пытались добиться того, чтобы в Прибалтике началось ведение трансляции на русском языке, то мы эту задачу выполнили с 12 на 13 января 1991 года. А 14 января Ельцин подписывает соглашение с прибалтийскими республиками об их выходе из состава СССР. Он, кстати, даже не проехал по всем республикам. Он побывал только в Эстонии, при этом не решив никаких вопросов по правам проживания в Прибалтике русскоязычного населения, так и по положению в этих республиках военнослужащих, а также по их переселению.




– …Хотя, даже к уголовникам, простите меня Михаил Васильевич, за такое нелестное сравнение, применяют смягчающую статью о сокращении отбывания наказания за сроком давности за совершенные ими преступления…


– Дело в том, что в Литве осудили руководителей ЦК Литвы в 1998 году, и уже многие из них отсидели от 6 до 8 или 12 лет. Но Литва поменяла статьи уголовного кодекса своей страны и ввела статью об уголовном преследовании за события в 1991 году, как за военные преступления и как преступления против человечности. Но какие военные преступления, может быть, Литва была самостоятельным государством? И никому сейчас и дела нет, что Литва вошла в 1941 году в состав Союза Советских Социалистических Республик, причём на основании добровольного ее присоединение к СССР на конституционной основе. И она должна была выходить из СССР на конституционной основе. И если на сегодняшний день строго разбираться, Литва была признана самостоятельным государством только 26 сентября 1991 года, а мы были на ее территории в январе 1991 года, когда был СССР. И до 1992 года Литва жила по советским паспортам, и на советском, кстати, бюджете. Горбачев тоже об этом не знал?


И на сегодняшний день все те неурядицы идут от него!


– А, кто же, по Вашему мнению, мог быть рычагом давления Запада, прежде всего США и Великобритании, на М. Горбачёва? Ведь многие политики, хорошо знавшие его, как и Председатель КГБ СССР В.А. Крючков, рассказывали, что он был безвольным, как слизняк, но при этом хитрым партийным интриганом?


– Я встречался с Горбачёвым 24 августа 1991 года. Эта встреча прошла в первом корпусе Кремля, когда он не пошёл на заседание Верховного Совета, а меня, кстати, 23-го назначили командиром специальной Группы «А» КГБ СССР, и вот этот диалог:


«– Михаил Васильевич, а где находится Ваше подразделение?


– Михаил Сергеевич, в 15 минутах от Кремля.


–  А скажите мне, где именно?


–  Негласный штат и определенный круг лиц имеет право знать место нахождения этого подразделения.


–  Ну, я же президент СССР!


– Михаил Сергеевич, есть тот перечень лиц, которому ее местонахождение необходимо знать».


И после этого у него интерес ко мне пропал, он спросил: «А что у Вас из боевой техники имеется в распоряжении?»


Я ему ответил: «На сегодняшний день у нас есть два БТР»


Он: «А куда делись четыре?»


Я: «Сдали в Министерство обороны по уменьшению обычного вооружения».


Он: «А Вы бы не могли перегнать два БТРа в Кремль?

Все кто ждет победы переходим на сайт


0 комментариев
Обсудим?
Смотрите также:
Продолжая просматривать сайт uenews.ru вы принимаете политику конфидициальности.
ОК