Что происходит в России с компаниями, выпавшими из зарубежных «лап»


Иностранные владельцы продолжают продавать бизнес в России. Это происходит по разным сценариям, но чаще всего зарубежные владельцы продают свой бизнес российским конкурентам или передают в управление специально созданным компаниям. «АиФ» собрал мнения экспертов о том, как сегодня переходят из рук в руки бывшие зарубежные торговые сети, заводы и рестораны, кому они достаются, и страдают ли при таких переходах качество продукции и ее ассортимент.


Самый известный в мире общепит забрал сибиряк


Больше всего, пожалуй, россиян интересовала судьба ресторанов «Макдоналдс» (МсDonald’s). Первый ресторан знаменитой американской сети быстрого питания открылся в России в далеком 1990 году – на Пушкинской площади в Москве. 12 марта 2022 года компания сообщила о временной приостановке обслуживания во всех 850 заведениях в РФ. Хотя в действительности с 2011 года McDonald’s в России стала сетью магазинов по продаже продуктов питания, а не сетью ресторанов.

«В конце весны 62-летний Александр Говор, заработавший состояние на добыче угля и нефтепереработке, купил рестораны McDonald’s, часть которых уже снова работает под новой вывеской «Вкусно – и точка». А до этого Говор владел несколькими сибирскими «маками» по франшизе, – пишет издание.

Известно, что ООО «ГиД», принадлежащее Говору, управляло 25 ресторанами «Макдоналдс» в Новокузнецке, Томске, Кемерово, Барнауле, Красноярске и других городах Сибирского федерального округа. По условиям сделки, о которой было объявлено 19 мая 2022 года, Говор после покупки ресторанов сохраняет минимум на два года места за персоналом сети, а также берет на себя существующие обязательства перед поставщиками, арендодателями и коммунальными службами.

Сделали так же, как «Макдоналдс»


По аналогии с «Макдональсом», иностранные владельцы еще некоторых бизнесов передали их своим топ-менеджерам и партнерам. Среди таких компаний преобладают торговые.

Это ресторанная сеть KFC, магазины парфюмерии и косметики «Иль де Ботэ» (Ile de Beauté), магазины одежды Zara, дистрибьюторский центр Mercedes, дистрибьюторская компания Electrolux Professional, табачные фабрики Imperial Brands и BAT, шинный завод Michelin.

«Можно зарабатывать, продолжая поставки в Россию одежды, косметики и прочих товаров через людей, пользующихся доверием», – комментирует такие сценарии «ухода» с российского рынка профессор Школы бизнеса университета МИСиС Владимир Морыженков.

В подобных случаях менеджеры, которым оказали доверие владельцы бизнесов, постараются его обязательно оправдать. При этом, если речь идет о выкупе акций, то обычно они не вкладывают собственные средства, а пользуются схемой банковского кредитования.

На смену зарубежным владельцам пришли российские


Некоторые иностранные компании продали свои бизнесы другим российским компаниям. Например, так поступил Росбанк и другие финансовые компании французского финансового конгломерата «Сосьете женераль» (Société Générale), магазины стройматериалов OBI, магазины одежды Reserved, House, Cropp, Mohito, Sinsay, завод по выпуску сыров Valio, пиццерии Pizza Hut, кофейни Starbucks, автозаправочные станции Shell.

Такого же сценария придерживались и мебельные фабрики IKEA – пожалуй, всколыхнувшие российскую общественность не меньше «Макдоналдса».

При этом, у аналитиков рынка возникают опасения насчет того, какое качество будут предлагать потребителю новые владельцы, смогут ли они обеспечить полноценный функционал компаний.

«Нас ждет увеличение количества товаров и услуг, производимых на основе российских технологий и продаваемых под новыми марками, – говорит первый замдекана факультета экономики и бизнеса Финансового университета Иван Петров. — Изменения неизбежны уже хотя бы потому, что иностранцы забирают с собой не только свои бренды, но и всю систему сервисов и логистики. Наилучшие шансы на развитие у предприятий, которые могут легко заменить ушедшие бренды. Это торговля, фастфуд, пищевая, мебельная промышленность».

По мнению спикера, российские товары, которые будут аналогами зарубежных, могут оказаться менее востребованными из-за непривлекательного имиджа и иного уровня качества. Новым владельцам придется сотрудничать с иностранными компаниями из дружественных стран и импортировать через них инновации, попавшие под санкции.

В надежных руках государства


Еще в мае с рынка ушел французский концерн Renault, которому принадлежал одноименный московский завод, а также доля в «АвтоВАЗе». За символическую плату эти активы были проданы российскому государству.

Если французы захотят вернуться на наш рынок, они в течение 5-6 лет могут выкупить акции обратно.

Часть компаний была продана странам, дружественным России. К примеру, это завод бытовой техники Indesit, пивоваренная компания «Балтика», обувные магазины Reebok.

«Выбор способа ухода из России — индикатор истинных намерений иностранных компаний, – рассуждает Владимир Морыженков. – Все вложили в наш рынок огромные деньги, и все сейчас несут огромные убытки. Но одни считают, что, сохраняя связь с Россией, потеряют еще больше на других зарубежных рынках. Такие компании продают свое российское имущество конкурентам. А другие надеются всё же вернуться и оставляют дверь открытой, передавая бизнес дружественным предпринимателям».