Внутренний мир: Загадка восприятия музыки


Внутренний мир: Загадка восприятия музыки


Американский поэт Генри Лонгфелло называл музыку универсальным языком человечества. Так и есть: музыка взывает прежде всего к нашим чувствам, поэтому и понятна всем, независимо от пола, национальности и возраста. Хотя разные люди могут осознавать ее по-своему. От чего же зависит музыкальное восприятие и почему одним нравится рок, а другим – классика, попробуем разобраться.


Струны душевные



Термин «музыкальный язык» – вовсе не метафора: ученые всерьез ведут споры о том, что он имеет право на существование. Музыка – это в самом деле своеобразный язык, вопрос лишь в том, что в этом случае назвать «словом». Психолог Галина Иванченко в своей работе «Психология восприятия музыки» говорит о таких компонентах музыкального языка, как тембр, ритм, темп, высота звука, лад и громкость.

Само музыкальное восприятие представляет собой рефлекторную деятельность, которая осуществляется нервной системой под воздействием раздражителя – звуковых волн. Она проявляется в изменении ритма дыхания и биения сердца, напряжении мускулатуры, работе органов внутренней секреции и так далее. Так что мурашки по коже от прослушивания любимых композиций – вполне реальное физическое явление.
И появляются они, кстати, не просто так: наш мозг способен отличить гармоничную музыку от негармоничной. Поэтому музыкальные интервалы делятся на консонансы и диссонансы. Первые создают у нас ощущения законченности, покоя и благозвучия, а вторые – напряжения и конфликта, который требует завершения, то есть перехода в консонанс.

На восприятие музыки влияют также ее темп, ритмика, сила и размах. Эти средства не только передают соответствующие эмоции, но и сходны с ними вообще. «В размашистой теме мы слышим выражение смелости, яркого, полнокровного переживания, суетливая тема ассоциируется с растерянностью или трусливостью, мелкотой чувства, его поверхностным характером, судорожная – с неуравновешенным, «взвинченным» настроением», – пишет в своей статье «Уровни восприятия музыкального текста» О. И. Цветкова.


Музыка способна рассказывать о чем-то и даже управлять нашими эмоциями. Люди, переживающие потерю или находящиеся в депрессии, часто слушают грустные песни. Исследования показали, что таким образом музыка частично восполняет им потерю другого человека, а также поддерживает, как бы отражая его эмоции. Между тем прослушивание позитивных мелодий в течение всего двух недель повышает степень ощущения радости и счастья. В Германии тревожные композиции используют, чтобы снизить уровень краж в метро: прослушивание такой музыки повышает давление, и ворам сложнее решиться на преступление. Есть данные и о том, что музыка облегчает занятия спортом.


Музыка даже способна подражать нашей речи, точнее ее интонации. «В мелодии раскрывается та же способность человека, что и в речи: непосредственно выражать свои эмоции путем изменения высоты и других свойств звука, хотя и в иной форме. Иначе говоря, мелодия, как особый, специфически музыкальный способ эмоционального выражения, есть результат обобщения экспрессивных возможностей речевой интонации, получивших новое оформление и самостоятельное развитие», – продолжает автор.

Интересно, что свой язык есть не только у определенного стиля музыки, но и у конкретного композитора, произведения и даже его части. Одна мелодия говорит на языке печали, другая же повествует о радости.

Музыка как наркотик



Известно, что понравившаяся человеку мелодия влияет на его мозг, как вкусная еда и секс: выделяется гормон удовольствия – дофамин. Какая же зона серого вещества активизируется в момент прослушивания любимого трека? Чтобы выяснить это, известный музыковед и невролог из Института неврологии Монреаля Роберт Заторре совместно с коллегами провел эксперимент. Опросив 19 добровольцев в возрасте от 18 до 37 лет (10 из них были женщинами, девять – мужчинами) об их музыкальных предпочтениях, ученые дали им прослушать и оценить 60 музыкальных композиций.

Все треки были услышаны испытуемыми впервые. В их задачи входило оценить каждую композицию и заплатить за нее из собственных средств от 0,99 до двух долларов, чтобы получить в конце эксперимента диск с понравившимися треками. Так ученые исключили возможность ложных оценок со стороны испытуемых – едва ли кто-то захочет платить свои кровные за неприятную музыку.
При этом во время эксперимента каждый участник был подключен к аппарату МРТ, поэтому ученые могли с точностью фиксировать все, что происходит в головном мозге испытуемых во время прослушивания. Результаты оказались весьма интересны. Во-первых, исследователи выяснили, что человеку требуется всего 30 секунд, чтобы понять, нравится ли ему та или иная композиция. Во-вторых, обнаружилось, что хорошая мелодия активизирует в мозге сразу несколько зон, но самой чувствительной стало прилежащее ядро – то самое, которое активизируется, когда что-либо оправдывает наши ожидания. Именно оно входит в так называемый центр удовольствия и проявляет себя при алкогольном и наркотическом опьянении, а также при половом возбуждении.


Навязчиво повторяющаяся в голове мелодия – явление, которое всерьез изучали многие ученые. Специалисты пришли к выводу, что с ним сталкиваются 98% людей, независимо от пола. Правда, повторение в среднем длится дольше у женщин и раздражает их больше. Есть, впрочем, методы избавления от навязчивой мелодии и даже меры профилактики от рецидивов. Ученые советуют решать в этот момент всевозможные задачи: например, разгадывать судоку, анаграммы или просто почитать роман и даже пожевать жвачку.


«Удивительно, что человек предвкушает и возбуждается из-за чего-то совершенно абстрактного – из-за звука, который он должен услышать, – говорит один из соавторов исследования доктор Валори Салимпур. – У каждого человека прилежащее ядро имеет индивидуальную форму, из-за чего работает по-особенному. Также стоит отметить, что из-за постоянных взаимодействий отделов мозга с каждой мелодией у нас возникают собственные эмоциональные ассоциации».






При прослушивании музыки активизируется и слуховая кора головного мозга. Интересно, что чем больше нам нравится тот или иной трек, тем сильнее его взаимодействие на нас – и тем больше в мозге образуется новых нейронных связей, тех самых, что составляют основу наших когнитивных способностей.

Скажи мне, что ты слушаешь, и я скажу, кто ты



Психологи выяснили, что к агрессивной по своему содержанию музыке чаще обращаются подростки, которые испытывают определенные жизненные трудности: например, они лишены родительской заботы или их обижают сверстники. А вот классику и джаз, как правило, выбирают более благополучные дети. В первом случае музыка важна для эмоциональной разрядки, во втором – сама по себе. Правда, зачастую агрессивные песни характерны для всех подростков, так как они несут в себе элемент бунтарского духа. С возрастом тенденции к самовыражению и максимализму у большинства заметно снижаются, поэтому меняются и музыкальные предпочтения – на более спокойные и размеренные.

Впрочем, музыкальные вкусы не всегда зависят от наличия внутриличностных конфликтов: нередко они банально предопределены темпераментом. Это и понятно, ведь в работе мозга, как и в музыкальном произведении, есть свой ритм. Высокая его амплитуда преобладает у обладателей сильного типа нервной системы – холериков и сангвиников, низкая – у меланхоликов и флегматиков. Поэтому первые предпочитают активную деятельность, вторые – более размеренную. Этот факт отражается и на музыкальных предпочтениях. Люди с сильным типом нервной системы, как правило, предпочитают ритмичную музыку, не требующую высокой концентрации внимания (рок, поп, рэп и другие популярные жанры). Те же, кто обладает слабым типом темперамента, выбирают спокойные и мелодичные жанры – классику и джаз. При этом известно, что флегматики и меланхолики способны глубже проникать в сущность музыкального произведения, чем более поверхностные сангвиники и холерики.

Впрочем, зачастую выбор мелодии зависит от настроения. Расстроенный сангвиник будет слушать «Реквием» Моцарта, а радостный меланхолик предпочтет веселиться под гитарные басы. Замечена и обратная тенденция: темп музыки способен влиять на амплитуду ритма головного мозга. Размеренная мелодия понижает ее, а быстрая – повышает. Этот факт натолкнул ученых на мысль, что при помощи прослушивания различных музыкальных жанров можно даже повысить творческий потенциал ребенка, заставив его мозг работать в том или ином ритме.

Интересно и то, что такие выводы как бы отметают существование «плохой» музыки: любое, даже самое, казалось бы, никчемное произведение – уникальный опыт переживания тех или иных чувств, особый отклик на окружающий мир. То же касается жанров: нет ни плохих, ни хороших из них, все важны по-своему.

Скрябин или Queen?



Еще одно любопытное исследование, посвященное музыкальным предпочтениям, было проведено под руководством американского социолога Дэвида Гринберга из Кембриджа. На этот раз в нем участвовали целых четыре тысячи добровольцев, которым сначала предложили на выбор разные утверждения, к примеру: «Я всегда чувствую, когда человек говорит одно, а думает другое» или «Если я покупаю аудиоаппаратуру, то всегда обращаю внимание на технические подробности».

Затем им дали прослушать 50 музыкальных композиций разных жанров. Испытуемые оценивали музыку как нравящуюся или нет по девятибалльной шкале. После этого утверждения сопоставили с музыкальными предпочтениями.

Выяснилось, что тем, у кого хорошо развиты эмпатия и чувствительность, нравился ритм-н-блюз (музыкальный стиль песенно-танцевального жанра), софт-рок (легкий или «мягкий» рок) и то, что называют mellow music, то есть мелодии с мягким и приятным звуком. В целом эти стили нельзя назвать энергичными, зато они пронизаны эмоциональной глубиной и часто насыщенны отрицательными эмоциями. Тем же, кто предпочитал более ритмичную, напряженную музыку с положительными эмоциями и относительно сложным устройством, исследователи назвали аналитиками – людьми с рациональным складом мышления. При этом предпочтения касались не только стилей, но даже конкретных композиций. Например, песни джазовой певицы Билли Холидей «All of me» и «Crazy Little Thing Called Love» группы Queen больше нравились эмпатам, а один из этюдов Скрябина, а также композиции «God save the Queen» группы The Sex Pistols и «Enter Sandman» музыкантов из Metallica – аналитикам.


Ученые установили: те, у кого от музыки могут появляться мурашки, считают себя более дружелюбными и кроткими. А еще 66 процентов людей, которые заметили на себе эффект гусиной кожи во время прослушивания тех или иных мелодий, отмечают, что в тот момент у них было хорошее настроение и физические самочувствие, тогда как среди тех опрошенных, кто мурашек не чувствовал, хорошее настроение и самочувствие имели лишь 46 процентов. Есть люди, которые вовсе не испытывают эффект гусиной кожи при прослушивании музыки. Исследования показали, что у этих «несчастных» снижено число связей между зонами, отвечающими за слуховое восприятие музыки, и зонами, которые ответственны за моральные суждения.


Другие исследования, опубликованные в 2011 году, показали, что те, кто имеет повышенный потенциал по открытости опыту, как правило, предпочитают более сложную и разнообразную музыку вроде классической, джазовой и эклектики, чем консервативные индивиды. Музыкальные предпочтения также связаны с такими показателями, как интроверсия и экстраверсия. Ученые выяснили, что экстравертные люди обычно предпочитают более «счастливую» социальную музыку: например, поп, хип-хоп, рэп или электронную. Интроверты же в основном выбирают рок и классику. Кроме того, экстраверты слушают музыку чаще интровертов и охотнее используют ее в качестве фона. А более доброжелательные люди способны получать от прослушивания музыки больше эмоций, чем те, кто этим качеством не обладает.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: