Сакральная Корсунь


Сакральная Корсунь

Исследования

Уже более двух веков события, связанные с крещением князя Владимира, дают повод как для научных дискуссий, так и идеологических манипуляций. Литература, посвященная этому событию, пополняется уже несколько столетий и поистине необозрима. Она представляет собой причудливую смесь реальных фактов, обоснованных предположений, ошибок исследователей и откровенного вымысла. Попытаемся разобраться. Будем опираться на твердо установленные или наиболее вероятные факты.

Андрей Сазанов, доктор исторических наук, профессор

Время и место крещения князя Владимира

В Повести временных лет говорится: «И когда прошел год, в 6496 (988) году пошел Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне… Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира».

У Иакова Мниха сказано: «По святом же крещении поживе блаженный князь Володимер 28 лет. На другое лето по крещении к порогом ходи. На третье лето Корсунь город взя».

Дата смерти князя Владимира известна — 1015 год. Получаем 987 год как дату крещения, к порогам князь ходил в 988-м, а взял Корсунь в 989 году.

Налицо фундаментальное противоречие двух источников в датах — 987 или 989 год — и в последовательности событий: крестился до похода на Корсунь или в ходе него; в Киеве или в Корсуни?

Повесть временных лет — свод, вобравший разновременные части, заимствованные из разных источников, которые редактировались при сведении в единый текст. Окончательная, Мстиславова, редакция свода относится к 1118 году. Летописные своды были не начальной, а заключительной стадией исторических обобщений, которым предшествовали записи об исторических событиях и отдельные сказания. Исследователи выделяют Свод 1070-х годов, Киево-Печерский Начальный свод 1090-х годов и две редакции собственно Повести временных лет начала XII века. И если с конечной датой — 1118 год — все более или менее ясно, то датировка и состав древнейших текстов, вошедших в состав русской летописи, весьма проблематичны.

Наиболее обоснованно выделение из слоев летописного свода двух ранних исторических произведений, условно названных выдающимся источниковедом академиком Михаилом Тихомировым Сказанием о начале Руси и Сказанием о русских князьях X века. Второе из них, вероятнее всего, написано в Киеве вскоре после крещения Руси, в конце X века.

В состав Сказания о русских князьях входил фрагмент, условно названный российским текстологом, доктором филологических наук Алексеем Гиппиусом Текстом крещения Руси. В исходном виде Текст крещения в составе Сказания о русских князьях, вероятно, завершался не дошедшим до нас описанием крещения Владимира в Киеве. В Своде 1070-х годов Текст крещения подвергся кардинальной перестройке, и описание крещения Владимира в Киеве было заменено Корсунской легендой, связавшей крещение киевского князя с Корсунью. В Киево-Печерский Начальный свод 1090-х годов составитель внес в текст рассказа о крещении в Корсуни эпизод с болезнью Владимира. В начале XII века Повесть временных лет была дополнена фрагментами, прослеживающими исторические корни христианства на Руси.

Первоначально в Сказании о русских князьях события не были разделены по годам. Даты, соотнесенные с событиями, были внесены в текст Повести временных лет только в киевском Начальном своде 1090-х годов.

Из сказанного следует, что, скорее всего, существовал один общий источник, в котором описывалось крещение Владимира в Киеве. Сведения из него отразила «Память и похвала Иакова Мниха». Параллельно имела хождение Корсунская легенда, вошедшая в конце концов в Повесть временных лет.

Возникает вопрос, почему автор Свода 1070-х годов выбрал как достоверную именно Корсунскую легенду с характерной оценкой «киевской» версии: «Несведущие же говорят, будто крестился Владимир в Киеве, иные же говорят в Василеве, а другие иначе скажут».

Корсунская легенда — сложное переплетение исторических фактов и фольклорной традиции. Важнейшие сведения в ней касаются самой Корсуни — они конкретны, реальны и выражаются современными исследователями в термине «археология Корсунской легенды». К ним относятся: указание «и стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города», крещение Владимира в церкви, стоящей на месте «посреди града, где торг делают корсуняне», местоположение «Владимировой палаты», которая «стоит с края церкви и до наших дней», а царицыной палаты — «за алтарем». Кроме того, автору Корсунской легенды известно, что Владимир поставил церковь в Корсуни на горе, которую корсуняне насыпали посреди града из земли, служившей Владимиру для насыпи, сооружавшейся им перед стенами, и церковь эта «стоит и до сего дне».

Рассказчику известно также, что Владимир захватил из Корсуни «двух медных идолов и четырех медных коней, что и сейчас стоят за церковью святой Богородицы и про которых невежды думают, что они мраморные два капища и четыре медных коня».

Сакральная Корсунь

Эти сведения не оставляют сомнения в адекватном отражении топографии византийской Корсуни. Исследователи обоснованно считают, что автором Корсунской легенды был грек, очевидец описанных событий, хорошо знавший Корсунь (Херсонес), а значит, именно Корсунская легенда отражает реальную ситуацию осады и взятия города князем Владимиром. Скорее всего, именно поэтому Корсунская легенда как наиболее достоверная вошла в Повесть временных лет и во все позднейшие летописные своды, составлявшиеся на ее основе.

Сопоставление письменных источников, включающих русские, византийские, восточные, с данными археологии дает следующую картину осады Корсуни и крещения Владимира.

В Византии 14 сентября 987 года полководец Варда Фока поднимает мятеж против императора Василия II. Киевский князь Владимир видит трудности империи, и у него возникает желание разграбить богатый византийский город Херсон (Корсунь). Флот Владимира появляется под стенами Корсуни в конце марта 988 года. Владимир высадился в районе современной Стрелецкой бухты Севастополя, осада первоначально велась против западной части города. Осада города нашла отражение в пожарах, следы которых выявлены при раскопках Херсонеса. Город сдается в декабре 988 года, до 16 декабря.

В захваченном Херсонесе Владимир получает просьбу императора Василия II о помощи. Киевский князь увязывает ее выполнение с женитьбой на сестре византийских императоров, которые в свою очередь требуют крещения Владимира. Киевский князь принимает крещение в храме святого Иакова в центре Херсонеса (храм N27 по современной нумерации херсонесских храмов), рядом с которым сооружаются «царицыны палаты» и строится «церковь на горе».

Византийское крещение

Сакральная Корсунь

От византийского Херсонеса осталось гораздо больше архитектурных свидетельств, чем письменных, и можно с определенной уверенностью указать, в каком именно здании киевский князь Владимир принял крещение


Фото: Украинское Фото/PhotoXPress.ru

Таинство византийского крещения включало в себя первое оглашение, второе оглашение, отрицание Сатаны и сочетание ко Христу и наконец собственно крещение. Каждый из этапов в византийской литургии имеет определенную длительность и привязку к датам. В случае с Владимиром первое оглашение могло происходить с 15 ноября по 25 декабря 988 года, 25 декабря последовало второе оглашение, 5 января 989 года — отрицание Сатаны и сочетание ко Христу, 7 января — само крещение. Крещение князя Владимира в Корсуни, видимо, произошло в день Богоявления 6496 года от сотворения мира, что соответствует 7 января 989 года. Символично, что крещение Владимира происходило в праздник Богоявления — Крещения Иисуса. Такая реконструкция событий однозначно соответствует традиционной летописной хронологии.






Корсунский мираж

Сакральная Корсунь

Фото: Лукьянов Валерий /PhotoXpress.ru

Упомянутые в русской летописи предметы, вывезенные Владимиром из захваченного Херсонеса как трофеи, получили в историографии термин «Корсунские древности».

Проблема Корсунских древностей стала частью большой темы русско-византийских связей, которые в разной степени отразились в памятниках материальной культуры. Приходится констатировать, что среди письменных и археологических памятников нет убедительных данных о налаженных торговых и культурных связях Киевской Руси с Корсунью ни до, ни после похода туда князя Владимира. Яркий пример — отсутствие на Руси собственно корсунских крестов или крестов, выполненных на месте по образцам корсунских. Обнаруженные же в Корсуни «древнерусские кресты» связаны с работой в Киеве в начале XIII века византийских мастеров. Название «корсунчики» для небольших нательных крестов, известных в русских городах, появляется лишь в середине XIX века. Их производство никак не связано с летописной Корсунью.

Но корсунскую добычу помнили долго, слава Корсуни как источника христианства и святынь была на Руси устойчивой. Как заметил выдающийся русский византинист Михаил Сперанский, слово «корсунский» стало синонимом слов «замечательный», «превосходный», «редкий», «искусный», а имя города стало до известной степени эпическим, подобно имени Киева в былинном эпосе, утратив точный географический смысл.

Как показали исследователи, Корсунские древности — это римское и греческое наследие для Киева; римское, греческое и киевское — для Новгорода; римское, греческое, киевское и новгородское — для Москвы. Архитектура и живопись Древней Руси формировались не под воздействием Херсонеса (Корсуни). Не следует искать слишком глубоких следов влияния Херсонеса на культуру Киевской Руси. Неслучайно Корсунь постепенно исчезает со страниц русских летописей.

Российская греческая империя

Сакральная Корсунь

Император Александр III


Фото: РИА Новости

Итак, считалась ли на Руси Корсунь сакральной как место крещения князя Владимира? Стала ли она центром русского паломничества, своего рода русским Афоном или Иерусалимом?

Исторические факты дают на эти вопросы однозначно отрицательные ответы. За всю историю раскопок в Херсонесе известна только одна древнерусская надпись, конца XII — начала XIII века, которую оставил паломник. Упоминания о других древнерусских паломничествах в Корсунь отсутствуют. Находки древнерусских вещей единичны.

Несомненно, что вплоть до конца существования Херсонеса — летописной Корсуни он не рассматривался на Руси как один из центров сакральной топографии. Ее определяли другие города: Иерусалим, считавшийся центром мира, Константинополь и Рим. Киев виделся новым Иерусалимом или вторым Римом — Константинополем, Москва — третьим Римом. Херсонесу не было места в этой схеме.

О «сакральной Корсуни» как истоке русского православия начали говорить в Российской империи в связи с так называемым греческим проектом — восстановлением византийской («греческой») империи, которой должен был править внук Екатерины Великой Константин. Речь шла об идеологическом обрамлении имперской политической конструкции.

Но строительство на территории древнего города во второй половине XIX века монастыря с храмом во имя святого Владимира привело к конфликту, отзвуки которого слышны до сих пор. Выдающийся русский патриот, организатор археологической науки в России графиня Прасковья Уварова в конце XIX века обращалась к императору Александру Третьему: «Прошло несколько десятков лет, а положение Херсонеса все более и более ухудшается, из древностей времен графа Уварова уже ничего не осталось, храмы и могилы расхищены, город и могильники стоят неогороженными, раскопки производятся полуграмотными монахами без всякого контроля и научного плана, древние стены взламываются и употребляются на нужды монастыря. Можно предвидеть время, когда от древней Корсуни останется одна груда камней никому не нужных, ни о чем не говорящих…»

Сакральная Корсунь

Фото: ФГБУК ГИАМЗ "Херсонес Таврический"

На полях письма пометка императора — «Да!!!» и еще одна: «Действительно, я был поражен этим безобразием!»

Прасковья Уварова заключает: «Повели, Государь, и древний Херсонес станет русской Помпеей, заинтересует всю благомыслящую Россию, привлечет к изучению своих древностей не только русских ученых, но и путешественников из Западной Европы… Эту трудную и на первых порах неблагодарную задачу возможно возложить на одно из археологических обществ, требуя от него устройства на месте отдельной археологической станции, со своим сторожем и работниками, инспектором и консерватором. Устроив подобную станцию, следовало бы, сократив монастырь, обязать новых хозяев содержать священнослужителей для постоянного служения в местной церкви».

Не так давно старый конфликт между музеем мирового уровня и руководством Крымской и Симферопольской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата вновь дал о себе знать. Его удалось потушить лишь благодаря вмешательству федерального центра.

Херсонес сакральный

Сакральная Корсунь

Прасковья Уварова


Фото: ФГБУК ГИАМЗ "Херсонес Таврический"

Что касается сакральности, то проблема легко решаема, если понимать сакральность не узкоконфессионально. В общекультурном смысле понятие «сакральное» употребляется в приложении к явлениям культуры, к духовным ценностям. Сакральными называют непреходящие для человека и человечества ценности, такие, которыми люди не могут и не хотят поступиться ни при каких обстоятельствах.

Именно такой сакральной ценностью является Херсонес (Корсунь).

Во-первых, это античный Херсонес с его знаменитой на весь мир хорой и уникальной присягой. Актуальным в нынешних условиях образцом гражданственности и патриотизма можно считать строки присяги гражданина Херсонеса: «Я буду единомыслен относительно благосостояния города и граждан и не предам Херсонеса, ни Керкинитиды, ни Прекрасной Гавани, ни прочих укреплений, ни из остальной области, которою херсонеситы владеют или владели, ничего никому,— ни эллину, ни варвару, но буду охранять для народа херсонеситов… не нарушу демократии и желающему предать или нарушить не дозволю и не утаю вместе с ним… не дам и не приму дара ко вреду города и сограждан».

Во-вторых, это — византийский город как носитель восточно-христианского культурного наследия, связанный с крещением князя Владимира.

И наконец, в-третьих, это — памятник мирового культурного наследия, включающий в себя античный и византийский город со всеми его древностями.

Именно эту сакральную Корсунь мы обязаны сохранить для потомков.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0