«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»


«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

В Москве простились с Иосифом Кобзоном

В воскресенье в столице похоронили певца Иосифа Кобзона, который скончался в прошлый четверг на 81-м году жизни. На гражданскую панихиду пришло более шести тысяч человек, включая президента и премьер-министра.

«От комитета по международным делам». «От садоводов России». «От выживших на Дубровке».

Траурные венки с длинными черными лентами начали выставлять вдоль Тверской улицы с самого раннего утра. Венков привозили так много, что распорядители просто не успевали заносить их внутрь Концертного зала имени Чайковского. Пришлось просто прислонять к металлическим ограждениям, которыми полиция оградила проход к залу. Под таким грузом решетки поскрипывали и опасно кренились. Сотни людей, подходящих с цветами к концертному залу, замедляли шаг и читали надписи на лентах. Получилась своеобразная выставка — с именами людей и названиями организаций, которые почувствовали себя обязанными в последний раз выразить благодарность Иосифу Кобзону. Кажется, никакая другая личность не могла бы их объединить.

«От СМР и ДУМЕР». «От Цирка Никулина». «От коллег по общественной палате Союзного государства».

Для родных, друзей и коллег певца полиция оградила отдельный VIP-вход в концертный зал. Эстрадные звезды и политики проходили к нему мимо стены телекамер — кто-то останавливался пообщаться с журналистами, кто-то лишь качал головой, еле сдерживая слезы. Один за другим в зал зашли лидер КПРФ Геннадий Зюганов, артист Борис Моисеев, ректор МГУ Виктор Садовничий, певец Григорий Лепс, несколько православных священников и мусульманских духовных лиц. Трудно представить другой повод, который собрал бы вместе всех этих совершенно разных людей.

«От всеобщей конфедерации профсоюзов». «От Полада Бюль-Бюль оглы». «Ваш Lamaree».

Каким запомнился Иосиф Кобзон


Юморист Евгений Петросян шел к залу не через VIP-вход, а вместе со всеми, в толпе. «Песни его всегда будут звучать в нашей стране, потому что это часть нашей души,— мягко говорил он.— Наши чувства в этих песнях. Он как бы отражал наше состояние, наше настроение, наше отношение друг к другу». «Сейчас молодые поют песни просто настроенческие, я бы так сказал. А там была боль, было сострадание, было…— Евгений Петросян задумался, и, грустно улыбнувшись, продолжил: — Была надежда. Надежда на радостную жизнь».

«От правительства Донецкой народной республики». «От граждан Донецкой народной республики». «От посольства КНДР». «От Министерства культуры КНДР».

Около входа стоял мужчина с круглым значком «Иосиф Кобзон. Тур к 70-летию» на лацкане пиджака. «Мне посчастливилось участвовать в этих концертах,— сказал он корреспонденту “Ъ”, указывая на значок.— Наш академический ансамбль песни и пляски войск Росгвардии сопровождал тогда Иосифа Давыдовича — и это было одно из его лучших выступлений. Он всегда великолепно пел, но в том туре — как-то по-особенному. Мы с коллегами ему бесконечно благодарны, бесконечно его уважаем. Даже если бы нас не собирали сюда штатно сегодня, все артисты ансамбля пришли бы на прощание с Иосифом Давыдовичем. Все до единого».

«От музея Бахрушина». «От Детского фонда». «От Зураба Церетели».

Борис Барабанов о музыкальном наследии Иосифа Кобзона


Внутри здание было задрапировано черной тканью. Здесь уже всем распоряжались военные в парадной форме. Они четко разделяли вошедших — VIP-гостей провожали к выходу на сцену, остальных направляли к входу в зал. В этой «простой» очереди казалось, что люди просто пришли на концерт любимого певца. Как будто вот-вот прозвенит звонок, предупреждающий о скором начале выступления. Рядом на столиках лежали небольшие афиши одного из последних выступлений Кобзона — концерт «Поклонимся великим тем годам» двухлетней давности. Но расставленные вдоль стен венки не давали забыть, что концертов больше не будет.

«От Ростова-на-Дону». «От Валерия Леонтьева». «Депутаты Кузбасса скорбят».

Гроб стоял на сцене. Его накрыли триколором, вокруг застыли четверо военных из почетного караула. Рядом на стойке с десятком бархатных подушечек были разложены награды Иосифа Кобзона. Выше всех — звезда Героя России, которою он получил в 2016 году. Хотя для него самым важным, наверное, был орден Мужества, врученный после того, как певец пошел к террористам, захватившим здание на Дубровке — и вывел оттуда пять человек.

«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

Председатель комитета по финансам Госдумы Андрей Макаров


Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

А под многочисленными государственными наградами из ярких цветов было составлено одно слово — «Дедуле».

Поклонники певца заходили в зал, клали свои букетики на бортик сцены и проходили дальше, к выходу. Тела им не было видно — только гроб. Если кто-то задерживался, военные мягко, но настойчиво просили покинуть зал «и дать другим возможность попрощаться».

Над ними на двух плазменных экранах сменялись фотографии Иосифа Кобзона — и современные, с торжественным взглядом человека-легенды, и черно-белые, с совсем еще молодым и веселым певцом. За роялем негромко исполняли музыку из песен, которые пел Кобзон. Удивительно, но печально сыгранная «Я люблю тебя жизнь» оказалась настоящим реквиемом.






«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

«От ГТРК »Культура»». «От Михаила Гуцериева». «От коллег из Государственной думы».

Гражданскую панихиду вел бывший министр культуры Михаил Швыдкой. «Сегодня вместе с нами скорбят советские граждане в разных концах мира,— сказал господин Швыдкой.— Он был человеком, который близок всем». «Это огромная утрата для всей страны,— добавила артистка Надежда Бабкина.— Для цивилизованного человечества, которое не потеряло веру в любовь, добро, сострадание». «БАМ, Афганистан, Чернобыль, Сирия, Дубровка — он был везде,— перечислил артист Борис Клюев.— Человек-глыба. С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял».

Каким политиком был Иосиф Кобзон


«Когда мы приезжали в какое-то новое место, я всегда поражался, что его там встречали как родного,— поделился руководитель ансамбля Росгвардии Виктор Елисеев.— Я видел, как женщины в Донбассе целовали ему руки, как мужчины там хотели просто прикоснуться к нему». Он рассказал, что последние годы они с господином Кобзоном встречались каждую неделю «и он всегда начинал разговор так: »Генерал, ну что мы сегодня сделаем хорошего для народа?»»

Зачитали и послание от патриарха Кирилла, который также отметил «подлинный патриотизм почившего» и его помощь жителям Донецка и Луганска, «страдающим от братоубийственного конфликта на Украине». Священника сменил представитель исламского духовенства, заявивший «от имени 25 миллионов российских мусульман» об уважении к «одному из ярчайших представителей многонациональной российской культуры».

Иосиф Кобзон в ответах на вопросы рубрики «Прямая речь» за 18 лет


Подборка “Ъ”

Президент Владимир Путин появился на сцене как-то незаметно, через отдельный вход. Он положил скромный букет алых роз, прикоснулся к гробу, постоял там пару мгновений — и отправился к живым, к членам семьи. Какое-то время президент негромко беседовал с ними, потом его сменил подошедший мэр Москвы Сергей Собянин. Премьер-министр Дмитрий Медведев также принес темно-красные розы — а потом низко склонил голову и долго простоял так у гроба.

«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

Слева направо: сын Иосифа Кобзона Андрей Кобзон, депутат Госдумы Валентина Терешкова, президент России Владимир Путин, вдова Иосифа Кобзона Нелли Кобзон, дочь Иосифа Кобзона Наталья Раппопорт и директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль


Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

По данным полиции, на прощание с Иосифом Кобзоном пришли около шести тысяч человек. Церемонию начали на два часа раньше, но даже это не помогло — многие желающие так и не смогли попасть на панихиду. Когда гроб вынесли на улицу, толпа у входа устроила овацию, которая продолжалась больше десяти минут. В это время из динамиков звучала песня «Мой путь» в исполнении Иосифа Кобзона: «Я не жалею ни о чем — это был мой путь». Последним в один из автобусов кортежа положили огромный, выше человеческого роста, венок с белой лентой: «Дорогому Иосифу. Никогда тебя не забудем. Пахмутова, Добронравов».

Певца похоронили на Востряковском кладбище, рядом с могилой матери. Погребение прошло по иудейском обряду — сын артиста прочитал поминальный кадиш. После этого почетный караул проводил Иосифа Кобзона троекратным залпом, а оркестр исполнил сначала гимн России, а потом «Песню о далекой родине» из кинофильма «17 мгновений весны».

«Я не хотел бы никакой другой жизни кроме той, что состоялась»


«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

Об одном из самых узнаваемых голосов советской и российской эстрады — в фотогалерее “Ъ”

В воскресенье же мэр Москвы Сергей Собянин предложил «подумать о присвоении его имени Театральному центру на Дубровке», напомнив, что «Иосиф Давыдович принимал непосредственное участие в спасении заложников и в течение всех последующих лет поддерживал связь с родственниками погибших и потерпевшими при теракте».

Александр Черных

Прощание с Иосифом Кобзоном


«С его уходом закончилась и целая эпоха, которую он достойно представлял»

Кадры с траурной церемонии — в фотогалерее “Ъ”

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: