Такие разные сыновья одного народа


Такие разные сыновья одного народа

Моя бабушка Аня — ребенок войны. Ей было лет пять, когда немцы пришли к ним в деревню. Она мало что помнит с того времени. Говорит, что было все время очень страшно, когда самолеты над головами летали.

Отец ушел на войну, а они остались втроем — мама, она и старшая на пару лет сестра. Домишко хлюпенький, из хозяйства — три курицы да огородик. Жили впроголодь в те годы. Мама ходила в коровник на работу, а их, маленьких девочек, запирала дома. Оставляла ведерко для туалета, пару краюх хлеба, иногда кашу. Очень боялась за своих дочек, хотела сберечь их в то трудное время. Велела в окна не выглядывать, в случае шума самолетов — прятаться в подвал, вырытый в сенях под полом. Не бог весть какое укрытие, но хоть какая-то надежда на спасение в случае разрушения дома.

"А немцы в деревне были?" — Самое главное, что интересовало меня в школьные годы.

Наслушавшись про ужасы войны на уроках истории, впечатлившись зверствами нацистов, я с замиранием сердца ждала от бабушки кровавых рассказов про бесчинства захватчиков.






"Были. Пришли, с десяток остались в деревне, остальные дальше пошли," — рассказывает бабушка.

"И что? Как они себя вели?" — Округляла глаза я.

"Я ребенком была, мало что помню. В нашем доме ночевал один немец. Белобрысый такой. Некрасивый очень. Лицо оспой побитое. Нас не обижал. Маму не трогал. Ночевал в сенях."

"И все?"

"А чего ты ждешь? Он же солдат простой был. Нам, помню, фотокарточку показывал. Он с девочкой светленькой на руках. Такой, как я тогда была. Показывает нам, пальчиком гладит снимок. Говорит что-то по-своему. И слезы по щекам."

"Я думала, они все жестокие и всех убивали," — задумчиво добавила я.

"Запомни, внучка, у всех народов есть разные люди, и хорошие, и плохие. Простые немцы не все войны хотели и наступлений. У них тоже были семьи, дети, мечты, а им автоматы в руки и на войну. Ганс, его звали. Вот, вспомнила! Он нас с сестрой конфетами угощал. Вкусные были, до сих пор помню сладость во рту непривычную. А потом наши пришли и его увели. Дальше не знаю, что с ним было, но мне его тогда было жалко почему-то."

Так бабушка разбила мои стереотипы про кровожадность немецких воинов. Кто знает, может решила сберечь мою детскую психику и не все рассказала, а может этот Ганс был исключением из общей массы захватчиков, добрым и слабым.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: