Великая стагнация. Как начался и закончился кризис 2008 года


Великая стагнация. Как начался и закончился кризис 2008 года

Десять лет назад, 15 сентября 2008 года, четвертый крупнейший инвестбанк мира Lehman Brothers с активами в 639 миллиардов долларов обратился в суд с заявлением о банкротстве и просьбой о защите от кредиторов. С этого дня кризис на ипотечном рынке США превратился в мировой финансовый кризис, названный экономистами Великой стагнацией. О причинах и последствиях событий 2008 года — в материале РИА Новости.

Опоздали на праздник


Отправная точка кризиса известна точно: 4 ноября 1999 года конгресс США принял закон о финансовой модернизации, отменивший запрет коммерческим банкам активно работать на рынках ценных бумаг. Отметим, что эта мера взялась не с потолка, а была введена в 1933 году, в разгар Великой депрессии.

Авторы закона о запрете, сенаторы Гласс и Стигал, хотели исключить повторение финансовой катастрофы 1929 года, когда из-за падения фондового рынка банкротами оказались многие коммерческие банки, вложившие деньги в акции. В результате миллионы американских вкладчиков лишились своих накоплений.

Однако в конце XX века американские банкиры были уверены, что подобные опасения больше не актуальны, поскольку методы финансового анализа достигли немыслимого совершенства.

Но главной причиной отмены закона Гласса — Стигала стал фондовый бум, связанный с бешеным спросом на акции высокотехнологичных компаний. На ценных бумагах интернет-магазинов, провайдеров, производителей новых гаджетов спекулянты зарабатывали миллиарды, но коммерческие банки не имели права участвовать в этом празднике наживы.

Между тем спрос на их традиционные услуги — кредитование промышленных предприятий — быстро сокращался, поскольку все больше американских компаний переводили производство в Китай и Мексику.

В конец концов банкиры мобилизовали все лоббистские ресурсы и добились отмены закона Гласса —Стигала. Это позволило им неплохо зарабатывать на инвестициях в акции интернет-компаний, но недолго.

Десятого марта 2000 года фондовый индекс высокотехнологичных компаний достиг рекордного уровня в 5132,52 пункта, после чего началось сдувание рыночного «пузыря».

К октябрю 2002-го акции на американских биржевых площадках потеряли пять триллионов долларов.

Возможности для инвестиций резко сократились, поскольку в США не осталось крупных рынков с положительной доходностью активов. Сотни миллиардов лежали на банковских депозитах, не находя применения. А проценты по этим депозитам надо было платить, для чего требовалось найти прибыльный продукт.

Ипотеки и деривативы


Выход банки увидели в ипотеке. Проблема была лишь в том, что после кризиса американцы не считали покупку жилья первостепенной необходимостью, и спрос на стандартные ипотечные продукты был очень низкий.

Поэтому банки предложили гражданам «субстандартную ипотеку» с пониженными требованиями к заемщикам. А поскольку такие кредиты отличались высокими рисками невозврата, финансовые гении придумали схему минимизации рисков через производные инструменты — деривативы.

На бумаге все выглядело математически безупречно. Например, у банка есть портфель ипотечных кредитов с общим риском 50%. Поскольку 50 — это среднее между 75 и 25, теоретически можно разделить его на два портфеля — один с риском невозврата в 75%, второй — в 25%.

Исходя из этой логики банки выпускали облигации — «надежные», обеспеченные «низкорискованной» частью портфеля, и «доходные», привязанные к «высокорискованной» части. Затем процедура повторялась: выпускались новые облигации, обеспеченные «низкорискованной» частью портфеля, из которых половина была «совсем низкорискованной», половина — «чуть менее низкорискованной».

В результате последовательного повторения этих операций иногда на свет появлялись даже облигации с риском менее одного процента. Хотя в их основе был все тот же портфель ипотечных кредитов с риском в 50%.

Мало того, поскольку закон разрешает частичное резервирование деривативов, объем выпуска «низкорискованных» облигаций многократно превышал даже номинальную стоимость базового портфеля кредитов.

К 2008 году общая стоимость деривативов примерно в сто раз превышала объем ипотек, служивших залогом по таким облигациям.

Тем не менее практически все инвесторы считали необходимым покупать такие «низкорисковые» бумаги: спрос на них постоянно рос, так что через небольшой промежуток времени деривативы можно было перепродать с хорошей прибылью. Многие банки, причем не только в США, накупили ипотечных облигаций на десятки миллиардов долларов, ожидая, когда спрос и цены на них вырастут еще больше.

Американская трагедия


Все надежды рухнули 6 марта 2007 года, когда Управление экономики и статистики США опубликовало данные о росте просрочек по ипотечным кредитам до рекордной величины за все время наблюдений. Испугавшись, банки моментально приостановили выдачу новых ипотечных кредитов, покупки жилья прекратились, и цены на недвижимость начали быстро падать.






Еще быстрее обесценивались ипотечные облигации: все вдруг осознали, что заявления о низкой рискованности подобных бумаг не совсем точно отражают реальное положение вещей.

Уже летом 2007 года страна столкнулась с полномасштабным кризисом ликвидности, заставившим ФРС быстро снижать ставку: с 5,25% в сентябре до 4,25% в декабре и до трех процентов в январе 2008-го.

Это привело к удешевлению доллара относительно других валют и активов. В частности, начали быстро расти цены на сырье.

Инвестфонды, увидев новую возможность заработать, приступили к активным спекуляциям на сырьевых рынках, разгоняя котировки до рекордных значений.

Четвертого июля 2008 года цена нефти марки Brent достигла исторического максимума — 143,95 доллара.

Банкротство


Между тем на банковском рынке разгоралась паника. Отчетность банков, накопивших большие объемы ипотечных облигаций, с каждым кварталом выглядела все хуже и хуже — по мере обесценивания этих бумаг.

Lehman Brothers за первое полугодие 2008-го зафиксировал убытки на сотни миллионов долларов от операций с ипотечными облигациями. Акции банка на бирже стремительно дешевели.

Падение приостановилось в начале осени, когда сообщили, что Lehman Brothers собирается купить Korea Development Bank, государственный банк Южной Кореи.

Однако, узнав, что убытки финансового учреждения только за три летних месяца достигли 3,6 миллиарда (рекорд за всю 158-летнюю историю компании), корейцы передумали.

Лишившись последней надежды на спасение, в понедельник, 15 сентября 2008 года, Lehman Brothers объявил о банкротстве. На тот момент активы инвестбанка составляли 639 миллиардов долларов при долгах в 613 миллиардов.

Впрочем, положительный баланс существовал только на бумаге, поскольку 155 миллиардов долларов в активах приходились на «высоконадежные» ипотечные облигации, которые к тому моменту уже ничего не стоили. Так что реальная дыра в балансе банка превысила 100 миллиардов.

Кризис стал глобальным


Банкротство Lehman Brothers — крупнейшее за всю историю США — вызвало финансовый кризис во всем мире. Индекс Dow Jones за один день провалился более чем на 500 пунктов, это самое сильное падение после террористических атак 11 сентября 2001 года.

Американские банки перестали кредитовать друг друга, что лишило финансирования даже самые стабильные и платежеспособные компании.

Это привело к тотальному падению котировок акций: за три последующих дня мировые фондовые рынки потеряли 2,85 триллиона долларов капитализации.

Опасения насчет замедления темпов роста мировой экономики из-за финансовых проблем в США и Евросоюзе породили панику на сырьевых рынках. Только за первую неделю октября 2008 года цены на сырьевые товары снизились на десять процентов, это самое резкое недельное падение более чем за пятьдесят лет.

Медь подешевела до минимума за одиннадцать лет, платина — до трехлетнего минимума.

Цены на нефть упали почти на сорок процентов от летних максимумов и продолжали снижаться: в конце сентября баррель сорта Brent стоил меньше 90 долларов, через месяц — 61 доллар, к декабрю — около 50 долларов.

Восьмого октября 2008 года все ведущие центробанки мира, кроме ЦБ Японии и России, приняли беспрецедентное решение об одновременном снижении процентных ставок. Три дня спустя лидеры стран Евросоюза на встрече в Париже договорились о поддержке финансовых институтов, столкнувшихся с проблемами.

Тринадцатого октября 2008 года Европейский центробанк, Банк Англии и ЦБ Швейцарии пообещали, что предоставят США «долларовое фондирование в размере, необходимом для удовлетворения спроса» в 2008 и 2009 году.

Великая стагнация. Как начался и закончился кризис 2008 года


На следующий день правительство США обнародовало «план спасения экономики», предусматривающий выделение 250 миллиардов долларов на стабилизацию финансовой системы. Предполагалась беспрецедентная в истории США частичная национализация частных банков: Bank of America Corp, Wells Fargo, Citigroup, JPMorgan Chase & Co, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of New York Mellon Corp.

Пять ведущих инвестиционных банков США прекратили свое существование в прежнем качестве: Bear Stearns и Merrill Lynch были перепроданы, Goldman Sachs и Morgan Stanley сменили вывеску, перестав быть инвестиционными банками. Lehman Brothers обанкротился.

В ноябре 2008-го ФРС США запустила программу «количественного смягчения», выкупая у компаний и банков ипотечные и казначейские облигации на десятки миллиардов долларов в месяц. В результате трех раундов этой программы, продолжавшейся до конца 2014 года, Федеральный резерв влил в экономику США больше трех триллионов долларов.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: