11 сентября 2001, или три дня, которые сделали США изгоем


11 сентября 2001, или три дня, которые сделали США изгоем

11 сентября 2001, или три дня, которые сделали США изгоем

К солиднейшему расследованию событий 11 сентября, проведённому журналистом, учёным, европарламентарием Джульетто Кьезой, сложно что-то добавить, я затрону лишь малую часть внешнего отражения, эха. Так сказать, одна из картин мира (по состоянию на 11 сентября 2001 года).

 

В тот период как раз формировался, утверждался один из важнейших терминов международной политики XXI века — «cтрана-изгой». Английский оригинал термина “rogue states” гораздо грубее: «страны-мерзавцы (негодяи, неконтролируемые»).  Термин являлся развитием «оси зла», к начальным членам которой (Ирану, Ираку и Северной Корее)  заместитель госсекретаря Дж. Болтон 6 мая 2002 г. щедрой рукой добавил Ливию, Сирию, Кубу. Отдельные особо недовольные чиновники вносили в список и Беларусь. Евро-сателлиты США пробовали возражать, требуя объективных критериев для занесения стран в эту категорию.

 

Удар 11 сентября дал мне повод подойти к этой «карл-линнеевской» проблеме классификации с другой, может и неожиданной стороны.

 

Итак… Термин предполагает наличие чего-то общего в этом то растущем, то сокращающемся списке. Тем более авторы твердят, что назначение в «изгои» — не прихоть США. Но что тогда? Не все страны из этого списка имеют красные или зелёные цвета на флагах, не у всех президенты, лидеры носят военную форму; несмотря на старания CNN-подобных СМИ — не у всех зверски угрожающее выражение лиц. (Иначе в «изгои» могла бы попасть страна, вверенная Терезе Мэй).

 

Строго объективно, есть одно косвенное определение постфактум: страна-изгой находится вне интенсивного мирового финансового, человеческого и товарного обмена. Конкретно: туда не летят самолёты ведущих авиакомпаний, туда не проходят платежи first class банков — только какие-то, может, тоже изгойские мелкие банки и авиакомпании. США это подтвердят, и не без гордости: да, это собственно и есть результат нашей работы, страна-изгой — вне мировых связей, почти вне закона!

 

Теперь, собственно к самим событиям сентябрьских дней 2001 г.

 

В 2001-м мне довелось участвовать в организации одной крупной пиар-акции —  «Столетие реформы Витте и завода “Кристалл”». «Водочная монополия», точнее «Казённая продажа питий» Сергея Витте, давшая стране 24 % бюджета (вырванные у кабатчиков, шинкарей, откупщиков), одна из самых успешных реформ в России вообще, была тщательно подготовлена; одним из исполнителей её и стал завод, впоследствии «Кристалл».






 

Действо было назначено на 17 сентября 2001 г., главный идеолог — издатель, журналист, коллекционер Александр Никишин, о новых проектах которого мне довелось писать в «Завтра» (книга о китайском «Сталинграде»). Моя роль была скромная: писательско-журналистская, организационные хлопоты мне довелось только наблюдать. Важной частью «экшена», спектакля, разыгрываемого в исторических краснокирпичных стенах «Кристалла», должно было стать «меховое дефиле»: красивые девушки-модели, шубы и т.д. Далее обычная бизнес-суета: совладелец коллекции где-то в США, часть моделей должны были прилететь туда примерно 10-12 сентября 2001 г., но к нашему действу — успеть вернуться...

 

И вот бывший протеже Збигнева Бжезинского организует своё «Действо о четырёх самолётах»… Полный мировой хаос.  Кто-то из властных людей, видно по инерции «святых 1990-х» вроде даже пытался отменить наше «кристалловское» шоу,   точнее — были какие-то «согласования», не с Вашингтоном, конечно (такую деталь можно было бы дорисовать для театра абсурда), нет,  здесь в Москве. Добро было получено, но тут-то и довелось наблюдать Мистерию. Самолёт с той группой моделей на посадку перенаправили в Канаду, там они и зависли. Московский офис может выдать часть коллекции, моделей — если тот совладелец где-то в США разрешит, получив авансовую часть. Платёжки на его тамошние счета отправляются и… возвращаются обратно.

 

В общем, праздник удался, помню с хорошим актёром, представлявшим Сергея Витте, но… без мехового дефиле-спектакля.

 

Смысл всех этих воспоминаний. 12, 13, 14 сентября в США не проходили платёжки тех самых first class банков, не летали самолёты ведущих авиакомпаний. То есть… три дня «государством-изгоем» были сами США, по их же коммуникативным критериям.

 

Многим памятен тогдашний вал статей: «Мир изменился!..», «Мы вступили в новую эпоху!..», «Новая эра!..»

 

Помню блестящий и суровый слоган Фредерика Бегбедера: «Добро пожаловать в XXI век!» Мою статью в «Независимой газете» (19 октября 2001 г.) назвали злорадной всего лишь за привлечение внимания к другой юридической странности. Если кто помнит, в сентябре 2001 года НАТО объявило «состояние войны» — типа из солидарности. Но в графе «кому» (война) — уникальный случай: пробел. Так сказать, «на предъявителя».

 

Что заставило тогда задуматься о войнах вообще, процитировать фундаментального Гуго Гроция (автора идеи «естественного права», основоположника военной юриспруденции). Гроциевы положения стали теоретической основой Вестфальского договора 1648 г. и рождения термина «национальный суверенитет», который и был подорван вторжениями по поводу якобы общечеловеческих ценностей и введением того самого термина «страна-изгой» — страны «вне закона», с фактически неполным суверенитетом.

 

И тут эти три сентябрьских дня!  Как говорится, не рой другому «термин»…

 

Игорь Шумейко

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: