Сегодня православная церковь отмечает Самойлов день – Пророка Самуила


Сегодня православная церковь отмечает Самойлов день – Пророка Самуила

2 сентября отмечается 1 православный церковный праздник. Перечень событий информирует о церковных праздниках, постах, днях почитания памяти святых. Список поможет узнать дату значимого религиозного события для православных христиан.

Какой церковный праздник сегодня 2 сентября 2018: Самойлов день – Пророка Самуила


Святой пророк Самуил был уроженцем Рамы (Рамафаим-Цофима). Его мать Анна, одна из двух жен Елканы, оставалась бездетной и должна была выносить оскорбления от своей соперницы, когда они каждый год ходили всей семьей в святилище в Силом, дабы там совершить жертвоприношение. Но Бог услышал ее молитвы – она дала жизнь сыну, которого назвала Самуил, что означает «услышал Бог». Когда ребенок был отнят от груди, его посвятили Господу. Мать доверила его священнику Илию в Силоме, дабы Самуил в святилище перед ковчегом Завета служил Богу во все дни своей жизни.

Сегодня православная церковь отмечает Самойлов день – Пророка Самуила

Самуил возрастал телом и благодатью пред лицом Божиим. Каждый год мать приносила ему малую верхнюю одежду, которую сама делала для него. Частые беседы со священниками и благочестивыми людьми позволили Самуилу обучиться Закону Моисееву, свободному от всякого влияния со стороны языческих культов, которые развращали народ, недавно обосновавшийся в земле Ханаанской.

В те времена вероотступничества редко случалось, чтобы Бог являл Себя, и видения случались нечасто. Но вот когда Самуилу было 12 лет, он лег спать в храме, где горел светильник, обозначавший присутствие Божие. Мальчик услышал голос, который позвал его по имени. Подумав, что его зовет священник Илий, он подбежал к его изголовью, но тот отправил отрока снова спать. Когда призыв повторился, Илий понял, что это глас Божий, и ответил: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой». Как только Самуил дал такой ответ, Бог невидимо предстал перед ним и объявил, что собирается покарать род Илия за нечестивое поведение его сыновей, которые присваивали себе то, что народ приносил для всесожжения Богу. Утром, по настоянию Илия, мальчик рассказал все, что Бог явил ему, ничего не скрыв.

Впоследствии Господь продолжал открывать Себя Самуилу; весь народ Израилев признал его пророком, называя Видящим, и чтил слово пророка, как слово Самого Бога.

Когда же сыновья Илия совершенно развратились, приговор Божий не замедлил осуществиться. После того как филистимляне нанесли тяжелое поражение Израилю, евреи послали за Ковчегом, который войско встретило громким криком. Враги испугались, но вместо того чтобы бежать, бросились вперед с силой отчаяния. 30 тысяч евреев пали в битве, и филистимляне захватили Ковчег Завета. Один из уцелевших прибежал в Силом с известием о полном поражении. Он нашел престарелого священника Илия, которому тогда было 98 лет, сидящим в тревоге на пороге своего дома. Когда ему сказали, что его сыновья погибли в битве, а Ковчег похищен, Илий при упоминании Ковчега, упав на спину, сломал себе позвоночник и умер.

Между тем филистимляне внесли Ковчег в храм бога Дагона. Однако на следующий день они обнаружили, что идол лежит на земле разбитым. Рука Божия отяготела на их народе, и Он наказал их наростами на телах. Посоветовавшись, князья филистимлян решили вернуть Ковчег израильтянам. Но святилище в Силоме было разрушено, народ израильский оказался лишенным религиозного центра, так что Ковчег был поставлен в Кириаф-Иариме, в доме Аминадава, где он и оставался 20 лет.

Сегодня православная церковь отмечает Самойлов день – Пророка Самуила

Самуил стал преемником священника Илия – судьей Израиля, то есть верховным вождем, обязанностью которого было руководить народом, страдавшим под игом филистимлян. Он принялся за дело духовного возрождения, призывая по всей стране к покаянию, к соблюдению Закона и отказу от поклонения Ваалу и Астарте.

«Расположите сердце ваше к Господу… и Он избавит вас от руки филистимлян» (1 Цар. 7: 3) – таковы были задачи его правления.

Он созвал большое собрание в Массифе (Мицпе), во время которого израильтяне постились и всенародно признавали свою вину пред Богом, а пророк молился об их спасении. Филистимляне, узнав о собрании израильтян, напали на них. Тогда пророк по просьбе народа принес ягненка во всесожжение и воззвал к Господу – Бог тотчас ответил, возгремев громом на небе. Филистимляне, пораженные ужасом, были разбиты, а израильтяне вернули себе во владение захваченные врагами города.

После установления мира Самуил продолжал судить Израиль в Раме, где воздвиг жертвенник. Каждый год он объезжал страну, дабы разрешать споры и призывать народ к благочестию и соблюдению закона. Состарившись, Самуил передал свои обязанности сыновьям – Иоилю и Авии, которых поставил судьями в Вирсавии. Но они показали себя недостойными отца, принимали подарки и искажали правду.

Старейшины Израиля пришли к Самуилу в Раму с жалобой и попросили поставить им царя, как у прочих народов, чтобы он судил их. Пророк был опечален этой просьбой и молился Богу.

«И сказал Господь Самуилу: Послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8: 7).

Тогда судья торжественно объявил, что с установлением царской власти они потеряют прекрасную дарованную Богом свободу, ведь израильтяне – единственный народ, у которого царем и вождем является Сам Создатель.

После этого Бог послал Самуила к Саулу, сыну Киса, из колена Вениаминова, блистательному воину, превосходившему всех мужей своего народа как статностью, так и храбростью. Самуил, отведя его в сторону, возлил на его голову миро и объявил, что Бог выбрал его вождем Израиля и избавителем от врагов, сообщает Therussiantimes.com. Вскоре блистательная победа над аммонитянами подтвердила это божественное избрание, и ликующий народ провозгласил Саула царем в Галгале. Самуил объявил, что отныне он прекращает свое служение и оставляет во главе народа царя, а сам предается с этого момента молитве и наставлениям. Пророк призвал их быть верными Богу и Его помазаннику. Дабы запечатлеть свои слова, он помолился и вызвал гром и дождь, хотя небо было сияющим.

Саул начал войну против филистимлян. В то время, когда он находился в отчаянном положении, а Самуил запаздывал прийти и ободрить войско, готовое разбежаться, царь сам принес жертву всесожжения, превысив свои полномочия и присвоив себе священнические обязанности. Он заканчивал жертвоприношение, когда внезапно появился Самуил. Человек Божий отверг все доводы Саула и объявил, что, поскольку тот захотел действовать в одиночку и не соблюл закон Божий, царство отнимется у него.

Далекий от раскаяния, Саул упорствовал в гордыне. В другой раз, приготовившись дать сражение, он изгнал священника, которого позвали вопросить Бога, и начал битву. Саул развернул военные действия во всех направлениях: против моавитян, аммонитян, против Едома, Амалика и филистимлян – и благодаря своей доблести освободил Израиль. Однако эти победы были непрочными, поскольку в основании их лежали человеческие усилия. Отправившись против Амалика по повелению Бога, Который говорил через Самуила, Саул одержал новую победу. Но вместо того чтобы предать анафеме весь этот народ, он пощадил царя Агага и лучшую часть скота, при этом принес Богу лишь малоценных животных. Снова выступив бескомпромиссным толкователем воли Божией, Самуил объявил царю, что это новое неповиновение скрепило его отстранение от власти. В нескольких словах подведя итог тому, что он проповедовал всю свою жизнь, Самуил сказал Саулу:






«Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов… За то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем (над Израилем)» (1 Цар. 15: 22–23).

Тщетно Саул умолял о прощении. Самуил, своими руками казнив Агага, вернулся в Раму.

Когда святой пророк оплакивал участь царя Саула, Бог послал его в Вифлеем к Иессею, из колена Иудина, чтобы он втайне помазал юного и прекрасного лицом Давида на царство Израильское. Дух Божий отступил от Саула, а злой дух овладел царем – он начал страдать припадками безумия. Именно в это время Давид поступил к нему на службу оруженосцем. Когда царем овладевал злой дух, он успокаивал Саула игрой на кифаре. Благоволение правителя доставляло ему радость, но после того как Давид одержал блистательные победы и вызвал восхищение народа, привязанность Саула обратилась в смертельную ненависть. Давид бежал и нашел убежище в Раме, у Самуила.

Пророк Самуил почил некоторое время спустя, насыщенный днями, и весь израильский народ собрался в Раме, чтобы его оплакать. Впоследствии его почитали в числе великих ветхозаветных заступников пред Господом, в той же степени, что и Моисея и Аарона:

«Моисей и Аарон в иереех Его, и Самуил в призывающих имя Его; призываху Господа, и Той послушаше их» (Пс. 98: 6).

Во времена императора Аркадия останки пророка Самуила были торжественно перенесены из Палестины в Константинополь (19 мая 406 г.). Первоначально их положили в Святой Софии, а затем (7 октября 410 г.) перенесли в церковь, которую освятили в его честь в квартале Евдомон, в предместье Константинополя.

Праздник по православному календарю 2.09.2018: Собор Московских святых


Сегодня православная церковь отмечает Самойлов день – Пророка Самуила

Этот праздник всегда отмечается в первое воскресение сентября. Московские святые, начиная с митрополита Петра – это не просто люди, отмеченные личной святостью. Это святые епископы, князья, монахи и миряне, которые заложили основы ни на что не похожей "русской цивилизации".

С начала XIV века весь христианский мир ждал конца света. Его ждали в 1330 году (1000 лет со дня основания Константинополя) — не случилось. Но разговоры о нем не затихли. В начале XV века прямо заговорили о пришествии антихриста: приближалась роковая дата — 7000 лет от сотворения мира. Потом грозное предзнаменование — падение столицы православия, Крнстантинополя.

Московский князь Иван Калита был одним из самых благочестивых и мистически настроенных правителей русского Средневековья. Он не мог не чувствовать этого общего апокалиптического настроя, но знал, что обязан до последнего дня существования мира исполнять свой долг правителя, неся ответственность за людей, порученных ему Богом. Так учили его духовные наставники — суровый аскет митрополит Петр и его преемник, ученый грек митрополит Феогност.

Почитание митрополита Петра, первого из русских митрополитов, отдавшего предпочтение Москве — еще не в качестве митрополии, а лишь места своего погребения — началось сразу после его кончины, когда молодая Москва была "честна лишь кротостию", а не славой, хотя ее князю Ивану Даниловичу и удалось получить ярлык на великое княжение.

Фундамент же Московской Руси заложил митрополит Алексий, сделавший для создания московского государства больше, чем кто-либо из князей, потомков Калиты. С ранней юности монах по призванию, прошедший строгую аскетическую школу в Богоявленском монастыре, он был поставлен во главе не только церкви, но и государства, когда при малолетнем Дмитрии, которому еще только предстояло стать Донским, он был в сущности регентом.

При нем не только укреплялось государство, при нем расцвело русское монашество, в преддверие конца света потянувшееся в лесные дебри и погрузившееся в созерцательную молитву, подняв духовную жизнь на новую высоту. И его главою и учителем был, бесспорно, преподобный Сергий Радонежский — большинство святых XIV и начала XV века были его учениками или "собеседниками"- людьми, испытавшими его духовное влияние.

Конечно, от мистики до политики огромный шаг, но преподобный Сергий сделал его, как сделал шаг от отшельничества к общежитию, отдавая свое духовное благо братии и всей русской земле. Его вмешательство в судьбу молодого государства Московского, благословение им национального дела было, конечно, одной из причин, почему Москва, а вслед за нею и вся Русь чтила в преподобном Сергии своего небесного покровителя.

Князья Московские и удельные посещали его в обители, и сам он выходил к ним из ее стен, бывал в Москве, крестил сыновей Дмитрия Донского, брал на себя выполнение политических поручений, по благословению митрополита Алексия, совмещавшего сан святителя с властью правителя государства.

Но когда митрополит Алексий перед кончиной хотел избрать преподобного Сергия своим преемником, возложив на него попечение об общерусском церковном — и, конечно, государственном — деле, Сергий оказался непреклонным. Сам он в полной мере воплотил русский идеал святости: мистик и политик, отшельник и киновит. Но уже его ученики направятся в разные стороны, даже географически: мистики уйдут на север, еще глубже в леса, государственники покроют монастырями московский край — саму Москву, Серпухов, Звенигород, Голутвин, Боровск, окружив Москву кольцом троицких колоний.

Третьим и последним святителем из строителей Московского царства был митрополит Иона. В 1451 году, во время нашествия на Москву ногайского хана, ему пришлось молитвами и словом поддерживать мужество в осажденной Москве, среди дыма горевших посадов с крестным ходом обходя городские стены.

Труд святителя Ионы был по его последствиям для русской Церкви не менее важен, чем дела святителя Алексия для русского государства. Современник митрополита Исидора, пытавшегося вовлечь Русскую церковь в унию с Римом, Иона вместе с великим князем Василием Темным взял на себя миссию ликвидировать последствие Флорентийской унии.

Он стал первым законным митрополитом, поставленным в России, при избрании которого обошлись без патриаршего утверждения. Это было фактическое установление русской автокефалии. Митрополита Иону признали святым через 11 лет после кончины.

Возвышение Москвы оказалось общерусским делом: для современников Дмитрия Донского и его преемников ее князья вели священную войну с антихристом в обличии то ордынского хана, то латинского Запада. И все они верили в особую провиденциальную роль Москвы, в то, что этот город призван стать новым Константинополем и новым Иерусалимом и собрать вокруг себя "новый Израиль" — русский народ. И вожди этого народа находились в особых, доверительных отношениях с Богом.

Правда иногда они так увлекались, что теряли чувство реальности, как неуравновешенный и впечатлительный Иван IV, который так увлекся этим головокружительным ощущением, что решил даже, не дожидаясь светопреставления, устроить для подданных свой собственный страшный суд.

Такое стремительное вырождение "православного царства" при первом же русском царе сделало необходимым то исповедание правды, которое столь же обязательно, как и исповедание веры: "Иначе тщетна будет для нас вера наша, тщетно и исповедание апостольское". И это роднит подвиг митрополита Филиппа Колычевас подвигом московского юродивого Василия Блаженного.

И все-таки последний святой патриарх Московской Руси — Гермоген — был замучен именно за исповедание чистоты православия и стояние за национальную свободу Руси как оплота этой чистоты, символом которой на несколько веков стала для русских Москва.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: