Россия закрыла массовую раздачу наградного боевого оружия


Россия закрыла массовую раздачу наградного боевого оружия


На руках у тысяч наших сограждан – знаменитостей, чиновников, бизнесменов – находится оружие, которое не выдавалось им законным путём в России. Они получили его в соседних странах, порою крайне загадочным путём, и только в самое последнее время был поставлен нормативный заслон этому сомнительному механизму. Корреспондент газеты ВЗГЛЯД расследовал историю, масштабы и перспективы этого явления.


В мае в своём особняке на Рублёво-Успенском шоссе был найден мёртвым российский коммерсант, миллиардер из списка Forbes, крупнейший акционер и глава совета директоров группы «Аллтек» Дмитрий Босов. Якобы он покончил с собой.

Среди прочего в доме бизнесмена был найден пистолет марки Glock 19. Откуда Босов взял это оружие? Он получил его от министерства внутренних дел Республики Абхазия в качестве наградного. По крайней мере, так утверждает ряд СМИ – и источники газеты ВЗГЛЯД тоже подтверждают это.
Личное оружие – традиционная воинская награда. Вот только с войной Абхазии с Грузией за независимость, да и вообще с республикой, Босова ничего не связывало. Более того, как рассказали корреспонденту газеты ВЗГЛЯД в окружении погибшего коммерсанта, «он вообще никогда не был в Абхазии».

Откуда же тогда у миллиардера появился наградной боевой пистолет?

Голь на выдумку хитра



«Абхазия очень бедная. Здесь бедное население и бедная власть. Здесь использовали любую возможность, чтобы заработать. В том числе и разного рода «серые схемы». Были схемы с дешёвыми авто с заниженными таможенными пошлинами. Ещё одна схема – якобы наградное оружие, – рассказывает газете ВЗГЛЯД Алексей Косивцов, бывший офицер спецслужб Абхазии, сейчас он проживает в Сочи. – Россия признает наградное оружие других стран. И одновременно Россия признает Абхазию и Южную Осетию. И если человек хочет оформить себе оружие, которое бы он легально носил при себе в России, он просто обращается к знающим людям в республике. Через цепочку посредников его сводят с людьми из администрации. Личного присутствия никто не потребует. Если у миллиардера была такая блажь, он мог просто прислать за пистолетом гонца с деньгами. Рискует только посыльный».

Впервые публично о существовании проблемы торговли наградным оружием в Абхазии заявил местный депутат и политик Алмас Джапуа весной 2016 года. Он заявил, что располагает списком из 33 награждённых (это только за 2015 год). Там фигурировали некие люди из России, некоторые – с якобы криминальным прошлым. Депутат опубликовал список на своих страницах в соцсетях. Оригинал публикации был утрачен, но были сделаны его перепосты. Некоторые из них доступны до сих пор.

Это заявление произвело эффект «разорвавшейся бомбы», но сделано оно было в ходе политической борьбы в республике вообще и в ее силовых структурах в частности. Сам Алмас Джапуа тогда пытался баллотироваться в президенты. Его оппоненты во власти назвали заявление об оружии «клеветой» и «откровенным черным пиаром».

В списке Джапуа были очень разные люди. Некоторых из них до сих пор не смогли точно идентифицировать. Других рассекретили, но с журналистами они разговаривать категорически отказываются. Это, например, бывший начальник управления дорожного хозяйства и транспорта администрации города Ульяновска Игорь Бычков, якобы награждённый Gloсk 17. Или президент «Ассоциации предприятий нефтегазопромыслового и бурового оборудования» Дамир Ситдиков, возможно, обладатель Gloсk 19. Ещё один награжденный – российско-белорусский бизнесмен Виктор Лабусов, глава компании «Кекстон». Если верить списку Джапуа, то Лабусов – счастливый обладатель наградного ТТ от правительства Абхазии.

Единственный, с кем удалось поговорить газете ВЗГЛЯД – это выпускник психологического факультета МГУ, член партии ЛДПР, шахматист, индивидуальный предприниматель и бывший глава фирмы «Зилли и партнеры» Камиль Шамильевич Зилли. Он признал, что является обладателем наградного пистолета Viking MP-446, заявил, что причина награждения «тайна», и повесил трубку.

Тема, про которую нельзя говорить



Расследованием ситуации с награждениями пыталась заниматься команда абхазских журналистов под руководством главного редактора интернет-портала «Сухум–Москва» Антона Кривенюка и в том числе – репортер Стелла Адлейба. Однако все публикации на эту тему с сайта исчезли. Сама Адлейба ушла из журналистики и уехала из республики. Она утверждает, что сайт «был подвергнут DDoS-атаке, архив был уничтожен».

Антон Кривенюк также уехал из Абхазии и проживает в Москве. «Я попытался найти те наши публикации, но не смог, архив действительно потерян, – рассказывает Кривенюк корреспонденту газеты ВЗГЛЯД. – Информацию о «списке Джапуа» активно использовали, чтобы свалить премьера Артура Миквабию. Да, при нем оружие продавалось на потоке. Но причина в другом. Список использовала крайне правая, националистическая группа «Айнар». Они были против сближения с Москвой и использовали список как компромат против условно промосковской партии. В том духе, что смотрите, как эти торгаши зарабатывают на наградах, продают их русским бандитам. Нас тоже они считали промосковскими, кстати. Были... инциденты по этому поводу». Это, к слову, не единственный конфликт журналистов с «Айнаром». Националисты требовали закрыть ресурс «Сухум–Москва» за статьи о продаже недвижимости иностранцам.

Для самого Алмаса Джапуа тема оружия могла стать политическим трамплином, и у него были амбиции.

Но летом 2017 года его брат – Астамур Джапуа – совершает страшное преступление. В состоянии алкогольного опьянения он насилует 13-летнюю девочку. Алмас защищает брата, его репутация рушится – большая политическая карьера заканчивается, так и не начавшись. Примечательно, что Астамур в момент преступления был сотрудником охраны президента Абхазии. Обсуждать тему списка награждённых Алмас Джапуа отказался.

Свалить всю вину на премьера Миквабию, который занимал эту должность с марта 2015 года по июль 2016 года, было явной спекуляцией и натяжкой. Многие утверждают, что торговали оружием до него, торговали и после него. «Расцвет данной схемы был давно, начавшись минимум со второго президентства Сергея Васильевича Багапша (повторно вступил в должность президента в феврале 2010 года, оставался лидером страны вплоть до смерти в мае 2011 года – прим. ред.), то есть в подобном виде схема существовала уже пять-шесть лет к моменту разоблачений Джапуа», – говорит Косивцов.

Тема торговли оружием в Абхазии раньше была полностью табуирована. И не из-за криминальной составляющей, а из-за того, что она «дискредитирует республику». Местные крайне болезненно относятся к попыткам показать публично хоть какие-либо негативные процессы в республике. Плюс на теме торговли пистолетами активным образом спекулируют грузинские медиа. Реально существующую проблему они увеличивают до невероятных масштабов, пытаясь представить Абхазию карикатурным заповедником абсолютного бандитизма – что, разумеется, полностью не так.

«Это во многом домыслы недоброжелателей. Даже если оружие продавали, то недёшево, и купить рядовой преступник такое оружие не может. Это мог позволить только бизнесмен, у которого хороший доход. Но если рассуждать логично – зачем бизнесмену самому быть с оружием? Что мешает взять охрану?» – рассказывает корреспонденту газеты ВЗГЛЯД Ахра Авидзба, помощник президента Абхазии по международным связям, участник-доброволец войны в Донбассе и бывший комбриг 15-й интернациональной бригады минобороны ДНР.

При этом Авидзба нехотя, но соглашается, что платные награждения иностранцев «могли быть, но при прошлой власти». В январе 2020 года в результате протестов президент Рауль Хаджимба сложил полномочия. Его сменил Аслан Бжания. Ахра принимал самое активное участие в протестах и согласился войти в команду нового президента. По поводу оружия Авидзба предлагает также «взглянуть на этническое происхождение награждаемых». «Абхазов, думаю, там будет пара человек», – сетует он.

Вместе с тем Ахра уверен, что ситуация улучшится. Эти надежды он связывает, в частности, с новым молодым главой МВД – бывшим начальником сухумского милицейского управления Дмитрием Дбаром. «Дима молодец, крепко взялся за оружие», – говорит Авидзба.

«С 2015 по 2020 год наградного оружия выдано 451 единица, – заявил газете ВЗГЛЯД министр Дмитрий Дбар. – На сегодняшний день вся лицензионно-разрешительная система проходит некоторую реорганизацию с целью оптимизации контроля и оперативного учёта оборота оружия. Оцифровываются и карточные учётные архивы – идёт процесс формирования актуальной нормативно-правовой базы, регулирующей оборот оружия. Разумеется, ужесточаются требования к оформлению оружия в целом, будут серьёзные ограничения».

Иначе говоря, официальные лица Абхазии публично признают, что процедура выдачи наградного оружия действительно нуждается в ужесточении и реформировании. С учётом абхазского менталитета и категорического нежелания выносить сор из избы (см. выше) – это очень много означающее признание.

В братской республике тоже торгуют



Как и в Абхазии, в Южной Осетии раздача наградного оружия была поставлена на поток примерно с 2009 года. При этом Эдуард Кокойты, президент Осетии с 2001 по 2011 год, не продавал пистолеты, а использовал их как форму «оказания влияния через уважение». Официально награждали нужных людей по местному принципу: «Мы тебя уважаем, дорогой, вот тебе престижная награда, будем дружить».

Главными объектами награждений были российские генералы, работники таможни, «командированные» после августа 2008 года в Осетию русские провинциальные чиновники, а таковых были сотни. Точное число розданных таким образом пистолетов – неизвестно. По некоторым оценкам, около тысячи. Только в последний день перед отставкой Кокойты подписал около 30 приказов о награждении. Это был вообще последний указ, который он подписал в качестве лидера республики.






При Леониде Тибилове, сменившем Кокойты, маховик награждений работал еще активнее. Правда, документы оформлялись официально.

Один экземпляр хранится в наградном отделе администрации президента, а второй выдаётся награждённому. За награждения при Тибилове отвечал глава МВД Ахсар Лавоев и начальник охраны президента Валерий Бикоев по кличке Бико. У Лавоева – крайне спорная репутация в республике. Он открытый сторонник «Свидетелей Иеговы*», что в очень традиционной атмосфере Осетии воспринимается критично. При этом именно при Тибилове – Лавоеве награждение достигло пика. Выдавать наградное оружие стал не только президент, но и отдельные ведомства: МВД, минобороны и КГБ.

Громкий скандал, как и в Абхазии, произошёл под выборы – в 2017 году. Неизвестные опубликовали список якобы награждённых. Оригинал, как и в Абхазии, не сохранился, но легко можно найти перепечатки. В этом списке было несколько сотен человек, в числе которых был Михаил Гуцериев, миллиардер и уроженец Ингушетии. В списке вообще, как будто специально, было очень много ингушских фамилий. Учитывая историю осетино-ингушского конфликта, такая публикация выглядела как провокация. Достоверность списка неизвестна, во время дебатов Тибилов заявил, что частично он «неверен», хотя и признал, что Гуцериев есть среди награждённых. Выборы Тибилов проиграл.

«Это всплывает только в качестве предвыборного компромата. В остальные периоды всем плевать, такие награждения воспринимаются как часть обычного поведения. Медалями тоже награждают людей совсем посторонних, просто случайных, что давно девальвировало суть награждений», – рассказывает газете ВЗГЛЯД собеседник, близкий к правительству Южной Осетии. В итоге нынешний министр внутренних дел Игорь Наниев один раз в сердцах бросил, что «не может подсчитать, сколько пистолетов ушло в Россию по линии награждения», а специализированные оружейные форумы регулярно развлекались обсуждением темы торговли оружием в Осетии.

Пистолет для инфантильного милитариста



Процесс получения наградного оружия в республиках был прост, но требовал связей и рекомендаций. Нужно было поговорить со знающими людьми и через несколько переговорщиков получателя сводили с чиновниками или бизнесменами, прямо связанными с наградным отделом администрации главы республики. А вот попытка редакции газеты ВЗГЛЯД узнать цену на товар дала неоднозначный результат. Возможны очень разные варианты. «Учитывая, что получить абхазский паспорт за деньги при Багапше можно было за 60-100 тыс. рублей, тогда наградное оружие стоило не более пяти тысяч долларов по тогдашнему курсу, не считая стоимости самого «ствола», – утверждает Косивцов.

Но потом ситуация изменилась. Оружие подорожало, и его стали продавать как эксклюзивный, бутиковый товар для любителей понтов. С упором на обладание легальным настоящим «стволом». С одной стороны, это не криминальный пистолет. А с другой – не какой-нибудь газовый или травматический, а самый настоящий боевой. Богатый инфантильный милитарист, ищущий развлечений – идеальный клиент. И здесь все зависело уже от возможностей и щедрости покупателя и виртуозности продавца, нахваливавшего товар. Наградное оружие могло стоить и 20 тысяч долларов, и 50 тысяч, и даже в отдельных случаях 60 тысяч.

«В целом масштаб в России может превысить несколько тысяч стволов. При этом владеть им могут как хорошие и уважаемые люди, так и совершенно случайные типы», – говорит источник газеты ВЗГЛЯД.
По официальным данным, в России на начало 2019 года было зарегистрировано почти 17 тыс. единиц наградного огнестрельного нарезного оружия. Какая часть из них приходилась на иностранные дары – неизвестно. Тонкость заключается в том, что такое оружие надо было регистрировать, но делали это не все.

Несколько раз пистолеты из Абхазии и Южной Осетии фигурировали в криминальных сводках. Так, в 2017 году в Санкт-Петербурге отставной майор Юрий Мещеряков в порядке самообороны застрелил грабителя из наградного «Макарова». Ему сперва не поверили, но при обыске на квартире действительно нашли наградные абхазские документы. Однако пистолет оказался украденным в Казахстане.

Другой случай был в Подмосковье, во Фрязино, в 2016 году, когда коммерсант Григор Агекян напал с наградным пистолетом на замглавы города за снос рекламных конструкций. К счастью, обошлось без жертв. Но самая неприятная история – перестрелка на Рочдельской улице в Москве в 2015 году. Адвокат Эдуард Буданцев стрелял в людей криминального авторитета Шакро Молодого из наградной Beretta, которую ему подарил президент Кокойты «за участие в войне 2008 года». Буданцев ранее служил в СОБРе, но в Осетии не воевал.

Происхождение этих пистолетов тоже интересно. Казалось бы, все просто. Пережившие войну республики буквально нашпигованы оружием. В том числе ещё с советских складов. По данным источника газеты ВЗГЛЯД, в своё время российское Минобороны выделило абхазам новые «Викинги» (это модификация «Ярыгина»), которыми снарядили госохрану и Службу государственной безопасности. Часть из них официально пошла в наградной фонд. Награждённых абхазскими «Викингами» в России довольно много. Но много также награждённых западными пистолетами Beretta и Glock. А вот откуда взялись они – большая загадка. Напомним, что у Дмитрия Босова был найден именно Glock.

Собеседник корреспондента ВЗГЛЯД в Цхинвале, пожелавший остаться неизвестным, рассказал, что западные образцы бывший министр внутренних дел Южной Осетии Асхар Лавоев и его люди якобы покупали в Грузии, потом выдавали как «найденные в заброшенном доме на окраине Цхинвала», затем оформляли на себя и после в качестве «трофейной награды» продавали в Россию. Сам Лавоев комментировать эту информацию газете ВЗГЛЯД отказался.

«А теперь лавочка прикрыта!»



«Слухи специально распространяют. Как будто каждая перестрелка в России из наградного оружия от нас, а это не так!» – возмущается Ахра Авидзба. При этом он утверждает, что «лавочка уже прикрыта», что «теперь Россия может отказать в постановке на учёт такого оружия, ведь оно ставится на учёт через Росгвардию» и что «если проблемному человеку дать наградной, российская «разрешиловка» уже не пропустит».

Речь идёт о недавнем указе президента России от 30 января 2020 года, который утверждает разработанный Росгвардией порядок принятия россиянами наградного оружия от руководства других стран. Тот, кто захочет владеть таким оружием на территории России, должен лично обратиться в Росгвардию или её территориальный отдел с заявлением о выдаче заключения. Росгвардия рассмотрит его в течение 90 дней со дня получения. К заявлению надо будет приложить пакет документов, в том числе копию документа о награждении оружием и его перевод на русский язык, заверенный нотариально. Также нужно предоставить медицинские заключения и документы о соответствующей подготовке и периодической проверке правил обращения с оружием, о наличии таких навыков.

Росгвардия, в свою очередь, должна поставить в известность ФСБ, и если чекистам что-нибудь не понравится – откажут без объяснения причин. Въезжать на территорию страны с таким оружием до соответствующего решения российских властей теперь нельзя. Оставайтесь на чужбине или отдавайте по приезду пистолет на временное хранение в Росгвардию.

Примечательно, что ранее порядок принятия наградного оружия от иностранных лидеров вообще никак не регламентировался.

Его просто приравнивали к порядку для подарков от родного государства. Теперь существовавшая почти тридцать лет правовая лакуна закрыта. Таким образом, самоубийство миллиардера Дмитрия Босова – это некий прощальный привет из прошлых, «неурегулированных» времён. «Ваши дают запрос, за какие заслуги выдан пистолет – и могут отказать [в выдаче разрешения на ношение в России]», – говорит Авидзба.

В медийном пространстве этот указ прошёл незамеченным, о его связи с торговлей наградным оружием никто не говорил. Однако источники газеты ВЗГЛЯД утверждают, что указ был принят специально с целью купировать такую торговлю. И был принят сразу после апогея протестов в Абхазии и досрочной отставки бывшего президента. «В теории это не означает, что пистолет больше нельзя купить. Но для этого надо и покупку совершить, и подкупить того неизвестного вам гвардейца, который будет запрос отправлять. А заодно ещё подкупить и эфэсбэшника, который все это контролирует и одобряет. В теории это возможно, а на практике нет», – заключает Алексей Косивцов.

Как воспринимают происходящее в Абхазии и Южной Осетии? Вряд ли там очень довольны. Во-первых, абхазские и осетинские чиновники потеряли ещё один источник «серого» личного дохода. Да, относительно небольшого. Но в условиях экстремальной бедности республик вполне заметного. Это может способствовать трению правящих кругов с Москвой. Всегда неприятно, когда отбирают «кормушку». Во-вторых, все усилия коррупционеры теперь перенесут со штучного «серого» экспорта легального оружия на массовый «чёрный» экспорт оружия нелегального. Незаконный «ствол» без ксивы дорого не продать, но таких стволов можно продать много.

«Только в мае в сухумской многоэтажке был найден схрон оружия с многими десятками пистолетов и автоматов. По моей информации, его владелец работал в силовых структурах и сейчас находится под стражей. Планировалось все это пустить на чёрный рынок. Этот схрон нашли. А сколько осталось?» – задаётся вопросом Косивцов.

Андрей Веселов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: