Земля как присвоенная собственность 64-х банкиров


Земля как присвоенная собственность 64-х банкиров


Это очень плохая новость для большинства стран и народов мира, потому что говорит о конце эпохи. Я имею в виду эпоху дополняющего производства.


Смысл дополняющего производства – в физической нехватке какого-либо импортного продукта. Не могла страна-импортёр обеспечить поставки такого количества автомобилей или магнитофонов, компьютеров или судов, какие были нужны заказчикам. Поэтому закупки за рубежом и внутреннее производство не конкурировали, а дополняли друг друга.

Яркий пример – когда Хрущеву стало не хватать собственного хлеба и он начал закупать зерно за рубежом. Эти закупки отнюдь не мешали внутренним поставщикам зерна, никто не говорил им: выращивайте поменьше, мы за рубежом покупаем, так нам выгоднее! Наоборот: основа дополняющего производства – спрос, превышающий предложение.
Зерна нужно так много, что и рекордные урожаи внутри страны готовы орденами поощрять – и в Канаде тоже докупают недостающее.

Сегодня эта ситуация безнадёжно миновала. Давным-давно по основным товарным позициям (кроме сырья, которого больше не становится) предложение многократно превышает имеющийся спрос. Производитель может удовлетворить практически любой объём заказа, лишь бы тот был оплачен. Теперь потребителю нужно значительно меньше машин или обуви, чем их может предложить производитель.

И эта принципиально новая ситуация поделила все государства на три категории:

1) Нашедшие своё место в глобальных обменах.

2) Государства «конченные» – которые экономически вообще никак и ни в какой роли мировому рынку не нужны.

3) Государства-паразиты, которые подкармливаются под определённый политический заказ, например под русофобию.

Государств первого типа немного. Конкурировать с ними – почти невозможно. В принципе одна Южная Корея может удовлетворить все потребности человечества в бытовой электронике, если ей дадут это сделать (то есть отдадут все заказы туда). Создавать отрасль бытовой электроники с ноля в какой-то стране, ранее этим не занимавшейся – очень проблемно: эти заводы, даже если их построят – явно «пятое колесо» в экономической телеге.
Завоевать рынок методом дополняющего производства (конкурируя с уже имеющимися поставщиками) нереально. Завоевать его можно теперь только одним способом: вытесняющим. Если принципиально запретить ввоз импортных телевизоров – тогда у отечественных появится шанс хоть кому-то быть проданными. Если не запрещать – кому и зачем они нужны при таком сбивающем цены и отлаженном изобилии предложения?

Удовлетворяющее дёшево и с запасом весь мир производство товаров сосредоточилось в нескольких весьма локальных зонах, которые, к тому же по мере развития техники всё более и более сужаются. Между МПЗ (мировыми производственными зонами) расширяются пустоши разрухи и безнадёжности: «конченные» территории. Там жителям просто негде и незачем работать (за исключением самых примитивных форм автаркии, натурального хозяйства). Нет работы – нет заработков – нет и спроса. Откуда ничего не вывозят – туда ничего и не завозят (кроме, иногда, гуманитарной помощи).

Государства-паразиты – «живая изгородь» геополитики, со своей стороны отравляют атмосферу планеты своей главной продукцией, за которую получают доллары на бытовое потребление: ненавистью, злобой, оголтелым фашизмом, мобилизацией на борьбу с предметом ненависти.

Никакого другого выхода кроме возгонки ненависти и раздувания пожара геноцидов у государств-паразитов нет: ведь никакого реального продукта они не производят, да уже и не в состоянии организовать производство. Как только пропадёт нужда в их политической роли – они тут же провалятся в разряд «конченных» стран, туда, где Сомали.

Уже подсчитано, что вымирающие прибалтийские республики до 80% своих бюджетов получают от Евросоюза в качестве то ли дара, то ли пенсии. В фашистской Грузии времён Саакашвили весь административный аппарат, включая президента, вполне официально получал зарплату в долларах от Госдепа США. Мало того: гордился этим и всячески рекламировал этот факт: мол, вот, у своего народа ни лари не берём!

Настоящих государств, в полном смысле этого слова, а не колониальных поделок в мире мало. Едва ли не меньше, чем пальцев на двух руках. Но и они не самодостаточны в полной мере.

Основный нерв нашей эпохи – это хозяева мировых денег против хозяев мировых минерально-сырьевых ресурсов. Люди, которые владеют всеми деньгами планеты, легко могут оплатить любую работу, организовать любое производство, где им захочется, открыть или закрыть любую отрасль в любой стране мира. Как впрочем создать или ликвидировать саму страну.






Единственное, чего не могут сделать люди, владеющие всеми деньгами планеты (конкретно говоря, всего 64 банкира) – это «повторить Бога» в производстве почвы и руд металлов, нефти и газа, пресной воды и даже песка с глиной. Любую работу с любым перечисленным сырьём они могут купить, печатая деньги бесконтрольно. А вот само это сырьё создать из космической пустоты – нет.

Поэтому мировым финансовым владыкам нужно захватить очаги залегания основных ресурсов Земли. Для этого – раздробить территории на множество мелких (как Эстония или Словения) карликовых псевдогосударств, марионеток, чьи госбюджеты много раз меньше собственности одного Рокфеллера или даже Сороса.

Ведь такими микроскопическими республиками можно вертеть с простотой детской игрушки, контролируя там все потоки благ, любые выборы и вообще любые события.

Для этого владельцы мировых денег оплачивают государственных и частных военных агрессоров, огромные и разветвлённые сети шпионов и диверсантов, грантожоров внутри намеченных к расчленению стран. 64 банкира, приватизировавшие планету, готовы щедро оплачивать и любые формы войны, например с Россией. За исключением, конечно же, тех, которые грозят превратить приватизированную ими планету в неликвидный ядерный пепел…

Владельцы природных ресурсов – не все, но некоторые – понимают, что у них, в отличие от владельцев производств, есть козырь в торге с владельцами мировых денег. Владельцы мировых денег любой завод любого производства могут открыть где им угодно, да ещё и специалистов туда деньгами переманить со старого. Так что у стран, специализированных на производстве продукции высоких переделов нет никаких шансов в споре с мировой семибанкирщиной. Малейшее неудовольствие Германией или Японией в «Бильдербергском клубе» – и нет больше вашей Германии (Японии), все заказы с их промзон переданы в Южную Корею или на Тайвань…

Промышленники стали рабами банкиров – в кандалах и с вырезанными языками. А вот контролирующие территории с ценным природным сырьём – имеют козыри на руках в «большой игре». Нельзя перенести добычу нефти как производство «мерседесов» – в любое место. Нефть, в отличие от магнитофонов и телевизоров, можно добывать только там, где она от природы есть.

Так и возникает основная линия противостояния: сырьевики против финансистов. У одних в руках все деньги мира, а у других в руках то, что за деньги не закажешь.

Сырьевые зоны – это ещё одна форма деловой и экономической активности на Земле, и они, в отличие от МПЗ, не сжимаются (а точнее, сжимаются только по мере объективной выработки месторождений).

Такова картина современного мира, и она очень печальна. Поскольку народы мира не сумели выстроить социализм, давно назревший для человечества – ни ресурсы, ни деньги, ни власть не стали общим достоянием народов Земли.

А раз не стали общим достоянием – то они обслуживают не народы, а конкретных частных владельцев (64 банкира), как и любая частная собственность. Это значит, что интересы народов такая система попросту игнорирует – как игнорирует ваша квартира где-то замерзающего бомжа.

Вы пригласите к себе в дом только того, кого вы хотите. А владельцы мировых денег пригласят в экономику только тех, кто нужен или приятен лично им. Остальным попросту нет места в мировой экономике, они там не нужны, считаются лишними – потому что хозяева в них не заинтересованы.

То есть если для 5-6 млрд человек нет работы, то и мировая экономика не хочет их кормить, содержать, каким-то образом обращать на них внимание, тратить на них ресурсы и т.п. И – самое страшное – не обязана.

Это социалистическая экономика – совладельческая для всех, кто родился человеком. А частная собственность – не обязана обслуживать интересы тех, кому не принадлежит. Вы же не обязаны пускать к себе в дом чужих, незнакомых людей – на том основании, что им на улице холодно!
И Рокфеллеры с Ротшильдами тоже не обязаны (по законам капитализма) тратить на «лишних людей» хлеб и топливо, ткани и кирпич. Им дешевле их уморить, чем поддерживать в них жизнь.

«Выкидыш» социализма, которым, как плодом прогресса, была очевидно беременна человеческая цивилизация – не просто какие-то «частичные неудобства». Не огорчения типа увеличения пенсионного возраста, рабочего дня, сокращения зарплат и отпусков!

Частичные неудобства ещё можно было бы как-то перетерпеть, а вот полную ненужность для клуба частных владельцев единственной пригодной для жизни планеты – перетерпеть нельзя. Потому что в этом случае сокращения носят уже не частичный, а полный и окончательный характер.

По формуле: «вы не нужны хозяевам планеты – покиньте планету». И ничем здесь не пользуйтесь: всё – не ваше. Хозяева вам ничего не разрешают трогать!

Формальная сторона вопроса с точки зрения частной собственности – безупречна. Фактическая же сторона – это геноцид, по сравнению с которым даже гитлеровский холокост может показаться лишь предварительной разминкой…

Вазген Авагян

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: